Чуму кто переносит


Бубонная чума — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 17 января 2020; проверки требуют 4 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 17 января 2020; проверки требуют 4 правки. Блоха Xenopsylla cheopis, заражённая бактериями чумы (видны как тёмная масса)

Бубо́нная чума́ — преобладающая у человека форма чумы, острого природно-очагового заболевания, вызываемого бактерией Yersinia pestis, переносимой паразитирующими на крысах блохами, способными переходить на человека. Чума относится к особо опасным инфекциям.

Традиционно эпидемии и пандемии чумы называются «эпидемиями бубонной чумы», то есть бубонная чума считается болезнью. Такая ситуация возникла потому, что основным признаком чумы ещё в Средние века стал бубон [4].

Медицинские источники, из которых следует то, что их авторы видели, по крайней мере, бубоны, относятся ещё к Древнему миру. Так, Руфус из Эфеса, живший во времена императора Траяна, ссылаясь на более древних врачей (имена которых до наc не дошли), описал несколько случаев заболевания определённо бубонной чумой в Ливии, Сирии и Египте[5][6].

Бубонная чума развивается при проникновении возбудителя через кожу (как правило, при укусе инфицированной блохи, но возможно заражение и при укусе инфицированной крысы или другого животного), характеризуется болезненным воспалением лимфатических узлов с образованием «бубонов», чаще всего — паховых, реже — подмышечных, проявляется лихорадкой и выраженной интоксикацией. Инкубационный период составляет 2—6, реже от 1 до 12 дней[7].

Возможно осложнение бубонной чумы чумной пневмонией, что приводит к развитию лёгочной формы чумы и возможности дальнейшего распространения инфекции воздушно-капельным путём.

В случае летального исхода бубонная чума незадолго до смерти переходит в септическую, развивается чумная бактериемия, что делает возможным передачу инфекции как при непосредственном контакте с телом больного, так и через блох (что подтверждают и современные опыты на животных).[8]

Обычным путём распространения бубонной чумы считается схема «крыса — блоха — человек», но во время масштабных эпидемий прошлого источником инфекции мог быть и больной бубонной формой чумы, которая передавалась по схеме «человек — блоха — человек» (так называемое «чумное побоище» [9]).

Вплоть до конца XIX века чума практически не лечилась, хотя некоторые больные бубонной чумой выздоравливали спонтанно (летальность при бубонной форме чумы не была стопроцентной, хотя и достигала 95%[10]).

Исторически бубонная чума стала первой формой чумы, поддающейся лечению — первые вылеченные больные появились с изобретением противочумных вакцин и сывороток, а с внедрением в лечебную практику стрептомицина и других антибиотиков выздоравливают практически все больные, если лечение начато вовремя.

  1. ↑ Disease Ontology release 2019-05-13 — 2019-05-13 — 2019.
  2. ↑ Monarch Disease Ontology release 2018-06-29sonu — 2018-06-29 — 2018.
  3. Джон Ллойд и Джон Митчинсон. Вторая Книга всеобщих заблуждений. — М.: Фантом Пресс, 2012. — С. 53. — 416 с. — ISBN 978-5-86471-619-9.
  4. ↑ Супотницкие, 2006, с. 92.
  5. ↑ Супотницкие, 2006, с. 7.
  6. ↑ Милан Даниэл, 1990, с. 106.
  7. ↑ Бубонная чума (рус.) (недоступная ссылка). Независимая газета. Дата обращения 7 декабря 2008. Архивировано 18 декабря 2010 года.
  8. ↑ Супотницкие, 2006, с. 303.
  9. ↑ Супотницкие, 2006, с. 177,246.
  10. ↑ Чума — Врачам, студентам, пациентам медицинский портал, рефераты, шпаргалки медикам, болезни лечение, диагностика, профилактика Архивная копия от 17 августа 2011 на Wayback Machine

ru.wikipedia.org

Чёрная смерть — Википедия

Распространение чумы в Европе и на Ближнем Востоке в 1346—1353 годы.

Чёрная смерть или чёрный мор — вторая в истории пандемия чумы, пик которой пришёлся на 1346—1353 годы, а повторные вспышки продолжались вплоть до XIX века. Жертвами болезни стали десятки миллионов людей: по разным оценкам, от болезни погибло от 30 до 60 % населения Европы [⇨].

По всей вероятности, первичный очаг пандемии располагался на северном побережье Каспийского моря, откуда болезнь распространилась на большую часть Евразии и Северной Африки[1]. Инфекционным агентом была чумная палочка Yersinia pestis, что подтвердили генетические исследования останков жертв пандемии[2]; тем не менее, некоторые исследователи выдвигают альтернативные теории о природе чёрной смерти[⇨].

Неэффективность средневековой медицины и религиозных институтов в борьбе с чумой способствовали возрождению языческих культов и суеверий, гонениям на потенциальных «отравителей» и «распространителей чумного яда», а также всплеску религиозного фанатизма и религиозной нетерпимости[⇨]. Чёрная смерть оставила колоссальный след в истории Европы, наложив отпечаток на экономику, психологию, культуру и даже генетический состав населения[⇨].

Большинство европейских современников описывало болезнь словом pestilentia (с лат. — «эпидемия») и его производными, иногда в сочетании с эпитетом «великая»; в некоторых языках использовались выражения «великая» или «внезапная смерть»[3]. В русских летописях бубонную форму заболевания называют «мором железою», а лёгочную — «мором каркотою».

Выражение «чёрная смерть» (лат. atra mors) изначально использовалось в переносном значении и не связывалось с симптомами чумы[4][3][5]. Впервые чумная эпидемия описывается так в трагедии Сенеки «Эдип»[6] [K 1]. В отношении эпидемии XIV века выражение «чёрная смерть» (лат. mors nigra) впервые встречается в опубликованном в 1350 году стихотворении парижского астролога Симона Ковинского.[3][7] Венецианский поэт Джакомо Руффини, описывая вспышку чумы 1556 года, называет её «чёрной болезнью, чудовищем тьмы» (лат. atra lues, Monstra nigrantis).[8] Кардинал Фрэнсис Гаске в 1908 году выдвинул предположение, что название «чёрная смерть» закрепилось за эпидемией XIV века с подачи нидерландского историка Иоганна Понтана[en], утверждавшего в 1631 году, что её «из-за симптомов называли atra mors».[9][10][5] Тем не менее, широкое распространение это название получило только в XIX веке, поскольку оно использовалось в популярных учебниках истории под авторством Элизабет Пенроуз[en], а также в монографии немецкого врача Юстуса Геккера[de] «Der schwarze Tod im vierzehnten Jahrhundert» (с нем. — «Чёрная смерть в XIV веке»), который со ссылкой на Понтана объяснял его происхождение почернением кожи[11][12][13].

Название «Чёрная смерть» возводят и к тому, что трупы умерших в эпидемии 1346—1351 годов быстро чернели и выглядели как бы «обугленными», что наводило ужас на современников[14].

Причины распространения чумы и высокой смертности[править | править код]

Климатический фактор[править | править код]

XIV век был временем глобального похолодания, сменившего тёплый и влажный малый климатический оптимум VIII—XIII веков. Особенно резким было изменение климата в Евразии. Причины, вызвавшие это явление, точно не установлены до сих пор, однако чаще всего среди них называют пониженную солнечную активность, которая, как предполагается, достигла минимума в конце XVII века, а также сложные взаимодействия между атмосферной циркуляцией и Гольфстримом в Северной Атлантике[15].

Как и юстиниановой чуме восемью веками ранее, Чёрной смерти предшествовали многочисленные катаклизмы. Документы и хроники того времени донесли сведения о гибельной засухе и последовавшем голоде в Центральном Китае, нашествии саранчи в провинции Хэнань, а затем ураганах и проливных дождях, накрывших в 1333 году Ханбалык (ныне Пекин). Всё это, по мнению учёных, привело к широкомасштабной миграции мелких грызунов (мыши, крысы и другие) ближе к местам обитания людей, а также к их большой скученности, что в итоге и стало причиной распространения эпидемии[16].

Климат Европы стал не только холодным, но и неустойчивым; периоды повышенной влажности чередовались с засухой, сократился вегетативный период растений. Если 1300—1309 годы в Европе выдались тёплыми и чрезмерно засушливыми, то в 1312—1322 годы погода стала холодной и влажной, ливневые дожди начиная с 1314 года на корню губили урожай, что привело к великому голоду 1315—1317 годов[17][18]. Недостаток пищи в Европе ощущался вплоть до 1325 года. Постоянное недоедание, приводившее к общему ослаблению иммунной системы, с неизбежностью вылилось в эпидемии, в Европе свирепствовали пеллагра и ксерофтальмия[18]. Натуральная оспа, «проснувшаяся» в конце XII века после долгого отсутствия, достигла пика распространения незадолго до пришествия чумы. В тот период оспенные эпидемии охватили Ломбардию, Голландию, Францию и Германию. К оспе прибавилась проказа, распространение которой приняло столь катастрофический размах, что церковь вынуждена была выделять для заболевших специальные убежища (лепрозории), получившие итальянское название lazaretti[19]. Всё это, помимо высокой смертности, привело к общему снижению иммунитета выжившего населения, которое в скором времени стало жертвой чумы.

Социально-экономический фактор[править | править код]

Помимо экологических предпосылок, распространению чумы поспособствовал и ряд социально-экономических факторов. К эпидемиям и голоду добавлялись военные бедствия: во Франции бушевала война, позднее названная Столетней. В Италии продолжали враждовать между собой гвельфы и гибеллины, в Испании шли внутренние конфликты и гражданские войны, над частью Восточной Европы было установлено монголо-татарское иго. Бродяжничество, нищета и большое число беженцев из разрушенных войной областей, передвижение огромных армий и оживлённая торговля считаются исследователями немаловажными факторами, способствовавшими быстрому распространению пандемии[20]. Необходимым условием поддержания эпидемии является достаточно высокая плотность населения. В сжатых со всех сторон крепостными стенами городах, за которыми во время осад укрывалось также и население предместий, плотность населения была много больше минимума, необходимого для поддержания эпидемии. Скученность людей, вынужденных часто ютиться в одной комнате или, в лучшем случае, в одном доме, при полном их невежестве в отношении правил профилактики заболеваний также выступила существенным фактором развития пандемии[21].

Паразитирование насекомых на человеке, видимо, было также обычным явлением, по крайней мере среди простонародья: так, из записей допросов пиренейских горцев XIII—XIV веков инквизиторами, боровшимися с катарской ересью в этом регионе, известно многое о быте подозреваемых: крестьяне жили очень скученно, спали вповалку на одной большой постели, ели всей семьёй из общей посуды, а в знак нежности и расположения давили друг у друга вшей, истребить которых полностью было для них нереальным[22].

Свою роль, несомненно, сыграло и огромное количество крыс (достаточное для образования синантропных очагов чумы), а также настолько тесный контакт с ними, что в одном из «чумных сочинений» того времени (Lékařské knížky Кршиштяна из Прахатиц) приводится специальный рецепт на случай, «если кому крыса лицо щипнёт или омочит»[23].

Что касается личной гигиены, ситуация осложнялась тем, что со времён Раннего Средневековья, в особенности в монастырской среде, распространена была практика, на латинском языке носящая название alousia. Alousia представляла собой сознательный отказ от жизненных удовольствий и наказании грешного тела посредством лишения его самого необходимого, частью из которого представлялось мытьё. На деле это означало приверженность к особенно длительным посту и молитве, а также долговременный, а порой и пожизненный отказ от погружения в воду — хотя следует заметить, что во времена Высокого Средневековья количество следующих ей постепенно начало сокращаться. Согласно тем же воззрениям забота о теле полагалась греховной, а чрезмерно частое мытьё и связанное с ним созерцание собственного нагого тела — вводящим в искушение. «Здоровым телесно и в особенности молодым по возрасту следует мыться как можно реже»[источник не указан 714 дней], — предупреждал об опасности Святой Бенедикт. Святая Агнесса[кто?], по некоторым версиям, за время своей сознательной жизни не мылась ни единого раза[24].

Кроме того, санитарное состояние городов, по нынешним меркам, было ужасающим. Узкие улицы были захламлены мусором, который выбрасывали на мостовую прямо из домов. Когда он начинал мешать движению, король или местный сеньор приказывал его убрать, чистота поддерживалась несколько дней, после чего всё начиналось снова[25]. Помои выливались зачастую прямо из окон в прорытую вдоль улицы канаву, причём статуты некоторых городов (например, Парижа[источник не указан 301 день]) специально обязывали хозяев трижды предупреждать об этом прохожих криком «Поберегись!». В ту же канаву стекала кровь из боен, и всё это затем оказывалось в ближайшей реке, из которой брали воду для питья и приготовления пищи[источник не указан 714 дней].

Место рождения пандемии чумы — пустыня Гоби

Вторая пандемия чумы началась, по всей видимости, в одном из природных очагов в пустыне Гоби, неподалёку от нынешней монголо-китайской границы[K 2], где сурки-тарбаганы, пищухи и иные представители отрядов грызунов и зайцеобразных вынуждены были покинуть привычные места из-за бескормицы, спровоцированной засухами и повысившейся аридностью климата, и переместиться поближе к человеческому жилью. Среди скучившихся животных началась эпизоотия; ситуация осложнялась также тем, что у монголов мясо сурка (он обитает в горах и степях, но отсутствует в Гоби) считается деликатесом, мех сурка также высоко ценится, и потому на зверьков велась постоянная охота. В подобных условиях заражение становилось неизбежным, и маховик эпидемии был запущен около 1320 года[26].

Чуму также несли с собой монгольские войска и торговцы по Великому Шёлковому пути. Ввиду того, что путь через Гоби пролегал на Восток, первоначально пандемия ударила по Китаю, где в 1331 году, согласно китайским источникам, особенно пострадала провинция Хэбэй, в которой от неё умерло 90 % жителей. Более ясные документальные подтверждения датируются 1330 годом, когда хроники начинают упоминать о некоем «моровом поветрии». Кристофер Этвуд считает первым появлением чумы серию эпидемий, охвативших провинцию Хэнань начиная с 1313 года, а вспышка 1331 года унесла 90 % населения[27].

Считается, что именно о Монголии рассказывает арабский историк Аль-Макризи, когда упоминает о моровом поветрии, «каковое свирепствовало в шести месяцах конного пути из Тебриза… и триста племён сгинуло без ясной на то причины в своих зимних и летних лагерях… и шестнадцать представителей ханского рода умерло вместе с Великим Ханом и шестью из его детей. Посему Китай совершенно обезлюдел, в то время как Индия пострадала куда менее»[21].

Ханом, о котором шла речь, возможно, был 28-летний Тук-Тэмур, скончавшийся в сентябре 1332 года[21] (годом раньше умер его старший сын и наследник Аратнадара, а в начале декабря 1332 года — малолетний преемник Иринджибал[28]). Его предшественник Есун Тэмур скончался четырьмя годами раньше, 15 августа 1328 года, также от некоей болезни. С определённой долей допущения историки считают его одной из первых жертв Чёрной смерти[29]. Впрочем, синологи обычно не делают выводов о причинах этих скоропостижных смертей[30][31].

Не позднее 1335 года вместе с купеческими караванами чума достигла Индии[32]. Ибн аль-Варди (англ.)русск. также подтверждает, что первые пятнадцать лет чума свирепствовала на Востоке и лишь после того достигла Европы. Он же несколько конкретизирует её распространение по территории Индии, говоря о том, что «поражён был Синд» — то есть, по интерпретации Джона Эберта, низовья Инда и северо-запад страны, поблизости с нынешней пакистанской границей[33]. Эпидемия уничтожила армию султана Мухаммеда Туглука, находившуюся предположительно неподалеку от Деогири, сам султан заболел, но выздоровел. В «Кембриджской истории Индии» эта эпидемия связывается с холерой[34], С. Скотт и Ч. Дункан полагают, что это была чума[35].

Ситуация с Чёрной смертью в восточных странах осложняется прежде всего тем, что, говоря о «моровом поветрии» или «повальной болезни», старинные хроники не называют её имени и, как правило, не содержат сведений, по которым можно уяснить характер её протекания. В частности, китайский эпидемиолог У Ляньдэ, составивший список из 223 эпидемий, посетивших Китай с 242 года до новой эры, оказался не в силах с точностью определить, о какой собственно болезни шла речь. Точные медицинские описания, соответствующие бубонной чуме, появляются, по его мнению, в одном-единственном медицинском трактате, в котором речь идёт об эпидемии 1641—1642 годов[36]. Распространение Чёрной смерти в Азии остается в начале XXI века недостаточно изученным — вплоть до того, что существуют скептики, утверждающие, что Азия не была совсем или была в очень небольшой мере задета эпидемией[37].

Вьетнам и Корея, по всей видимости, избежали чумы[38][39]. Япония, которую эпидемия также обошла стороной, пребывала в ужасе. Известно, что по императорскому приказу в Китай была отправлена экспедиция для того, чтобы собрать как можно больше информации о новой беде и научиться с ней бороться. Для Европы же происходящее там оставалось далёким тревожным слухом, в котором реальность щедро расцвечивалась воображением[40]. Так, авиньонский музыкант Луис Хейлинген писал друзьям о том, что узнал от восточных купцов[41][40].

В Великой Индии… в первый день прошёл ливень из лягушек, змей, ящериц, скорпионов и подобных им ядовитых гадов, на второй с неба разили молнии и сполохи огня, вперемежку с градом невиданной доселе величины, и, наконец, на третий день с неба сошёл огонь и смрадный дым, каковой смел с лица земли все, что еще оставалось живого среди людей и иных тварей, и сжёгший все бывшие там города до самого основания. (…) Затем последовал великий мор…, поразивший и все страны вокруг посредством смрадного ветра.

Флорентийский купец Маттео Виллани, племянник историка Джованни Виллани, в своем «Продолжении Новой Хроники, или Истории Флоренции», составленной его умершим от чумы знаменитым дядей, сообщает:

От генуэзских купцов, достойных всяческого доверия, мы слышали о том, что произошло в тех странах, в верхней Азии, незадолго до начала эпидемии. Там то ли из земли, то ли с неба появился огненный смерч и, распространяясь на запад, беспрепятственно истребил значительную часть этого края. Некоторые утверждают, что из зловоний издаваемого пламенем, родилось гнилостное вещество вселенской заразы, но за это мы не можем ручаться. Ещё нам сообщил один достопочтенный флорентийский францисканец, епископ (…) в королевстве, заслуживающий доверия, находившийся во время чумы недалеко от города Мекки, что там в течение трёх суток шёл кровавый дождь со змеями, отравившими своим зловонием и опустошившими все окрестности. Во время этого ненастья был повреждён храм Магомета и отчасти его гробница…

[1]

Распространение Чёрной смерти в Европе в 1347—1353 годах

Эпидемия имела период «предвестников». В период с 1100 по 1200 год эпидемии чумы отмечались в Индии, Средней Азии и Китае, но чума проникла также в Сирию и Египет. Особенно сильно пострадало население Египта, который потерял в эпидемию больше миллиона человек[42]. Но, несмотря на то, что участники пятого крестового похода попали в Египте в самые зачумлённые районы[42], тогда это не привело к возникновению масштабной эпидемии в Европе.

1338-1339 годы, озеро Иссык-Куль. Поворотным пунктом, откуда чума начала путь на Запад, считается озеро Иссык-Куль, где ещё в конце XIX века российский археолог Даниил Хвольсон заметил, что количество могильных камней в местной несторианской общине, датированных 1338—1339 годами, оказалось катастрофически большим. На одном из этих надгробий, существующих и поныне, Хвольсон сумел прочесть надпись: «Здесь покоится Кутлук. Он умер от чумы вместе с женой своей Магну-Келкой». В дальнейшем эта интерпретация подвергалась сомнению, причём указывалось, что название болезни следует скорее понимать как «моровое поветрие», под которым могла подразумеваться любая инфекционная болезнь, однако совпадение дат указывает, что с очень высокой вероятностью речь шла именно о чуме, которая отсюда начала распространяться на запад[21].

1340-1341 годы, Центральная Азия. На несколько следующих лет точные данные о продвижении чумы на запад отсутствуют. Предполагается, что её вспышки произошли в Баласагуне в 1340 году, затем Таласе в 1341 году и, наконец, Самарканде[43].

Октябрь-ноябрь 1346 года, Золотая Орда. В 1346 году чума появилась в низовьях Дона и Волги, опустошив столицу золотоордынских ханов Сарай и близлежащие города. Летописный свод 1497 года в записи за 6854 год от сотворения мира (1346 год от рождества Христова) содержит сведения о сильном море[44]:

Бысть мор силён под восточною страною: на Орначи, и на Азсторокань, на Сараи, на Бездежь, и на прочии грады во странах тех, на босурмене, на Татары, на Ормены, на Обезы, на Фрязи, на Черкасы, яко не бысть кому погребати их[45].

По мнению норвежского историка Оле Бенедиктова, в северном и западном направлении чума распространяться не могла из-за взаимной враждебности, установившейся между золотоордынцами и их данниками. Эпидемия остановилась в донских и волжских степях, северные соседи Орды таким образом не пострадали. Зато чуме был открыт южный путь. Разделившись на два рукава, один из которых, по свидетельству персидских источников, вместе с купеческими караванами, предоставившими для чумных крыс и блох весьма удобное средство передвижения, через низовья Волги и Кавказский хребет протянулся на Средний Восток, в то время как второй по морю достиг Крымского полуострова[46].

1346 год, Крымский полуостров. Вместе с купеческими кораблями чума проникла в Крым, где, согласно арабскому историку Ибн аль-Варди (который, в свою очередь, черпал сведения от купцов, торговавших на Крымском полуострове), от неё погибло 85 тысяч человек, «не считая тех, которых мы не знаем»[44][47].

Все европейские хроники того времени сходятся в том, что чуму в Европу занесли генуэзские корабли, торговавшие по всему Средиземноморью. О том, как это случилось, существует рассказ очевидца, генуэзского нотариуса Габриэля де Мюсси (польск.)русск. (Gabriele de' Mussi), многими исследователями, впрочем, считающийся сомнительным. В 1346 году он оказался в генуэзской фактории в Каффе, осаждённой войсками золотоордынского хана Джанибека. Согласно де Мюсси, после того, как в монгольском войске началась чума, хан приказал с помощью катапульт забрасывать трупы умерших от болезни в Каффу, где немедленно началась эпидемия. Осада окончилась ничем, так как ослабленное болезнью войско вынуждено было отступить, в то время как генуэзские корабли из Каффы продолжили плавание, разнося чуму далее по всем средиземноморским портам[48].

Рукопись де Мюсси, которая ныне находится в библиотеке Вроцлавского университета, впервые была опубликована в 1842 году. Сочинение не датировано, однако время его написания легко устанавливается по описанным событиям. В настоящее время часть исследователей подвергают сомнению содержащиеся в рукописи сведения, полагая, что, во-первых, де Мюсси руководствовался тогдашним пониманием распространения болезни через запах в виде миазмов, и чума, возможно, проникла в крепость с крысиными блохами, или, по предположению Михаила Супотницкого, Мюсси, вернувшись в Италию и застав там начало эпидемии, ошибочно связал её с возвращением генуэзских кораблей. Впрочем, у гипотезы о «биологической войне хана Джанибека» нашлись свои защитники. Так, английский микробиолог Марк Уилис в свою очередь указывает, что в тогдашних условиях осаждающая армия располагалась достаточно далеко от города на безопасном расстоянии от стрел и снарядов противника, в то время как крысы не любят далеко уходить от своих нор. Также он обращает внимание на потенциальную возможность заражения от трупа через небольшие ранки и ссадины на коже, которому могли подвергнуться могильщики[49].

Весна 1347 года, Константинополь. Следующая вспышка болезни произошла в Константинополе, столице Византийской империи, в которой генуэзская фактория располагалась в одном из пригородов — Пере. Одной из жертв чумы стал тринадцатилетний Андроник, младший сын императора Иоанна Кантакузина. Сам император оставил в своей «Истории» рассказ об эпидемии в городе и дальнейшем распространении болезни на побережье Анатолии, островах Эгейского моря и Балканах[50]. Византийский историк Никифор Григора писал о «тяжкой чумоподобной болезни», от которой «в большинстве домов все живущие вымирали разом». По свидетельству венецианцев, вымерло 90 % населения города, и хотя эту цифру историки считают преувеличенной, смертность в городе была действительно очень высокой[51].

Весна-лето 1347 года, Ближний Восток. Чума начала распространяться в Месопотамии, Персии, в сентябре того же года появилась в Трапезунде. Болезнь несли с собой беженцы из охваченного эпидемией Константинополя, навстречу им двигались те, кто спасались бегством из Закавказья. Также чуму несли с собой купеческие караваны. В это время скорость её передвижения значительно снизилась, покрывая около 100 км в год, чума лишь два года спустя смогла достичь Анатолийских гор на западе, где её дальнейшее продвижение остановило море[52].

Осень 1347 года, Александрия. Египетский историк Аль-Макризи подробно рассказывает о прибытии в александрийскую гавань корабля из Константинополя, на котором из 32 купцов и 300 человек корабельной команды и рабов в живых сумели остаться лишь 40 моряков, 4 купца и один раб, «каковые умерли тут же в порту». Вместе с ними в город пришла чума, и далее, поднимаясь вверх по Нилу, достигла Асуана в феврале 1349 года, в течение этого времени совершенно опустошив страну. В дальнейшем продвижении на Юг неодолимой преградой для чумных крыс и блох стала пустыня Сахара[53].

Моровое поветрие распространилось на Грецию и далее на Болгарию и Западную Румынию (в те времена бывшую частью Венгерского королевства) вплоть до Польши, накрыло собой Кипр, где к эпидемии прибавилась ещё одна катастрофа — цунами. Доведённые до отчаяния киприоты из страха перед бунтом перебили всё мусульманское население острова, при том что многие из нападавших ненадолго пережили своих жертв[54].

Октябрь 1347 года, Мессина. Хотя генуэзские хроники хранят полное молчание о распространении чумы в Южной Италии, регион пострадал от неё не меньше остальных. Сицилийский историк фра (итал.)русск. Микеле де Пьяцца (фр.)русск. в своей «Светской истории» подробно рассказывает о прибытии в порт Мессины 12 генуэзских галер, принёсших с собой «смертельный бич». Это число, впрочем, варьируется, кто-то упоминает «три корабля, гружёных специями», кто-то четыре, «с командой из заражённых моряков», возвращавшихся из Крыма[55]. По свидетельству де Пьяцца, «трупы оставались лежать в домах, и ни один священник, ни один родственник — сын ли, отец ли, кто-либо из близких — не решались войти туда: могильщикам сулили большие деньги, чтобы те вынесли и похоронили мёртвых. Дома умерших стояли незапертыми со всеми сокровищами, деньгами и драгоценностями; если кто-либо желал войти туда, никто не преграждал ему путь». В скором времени генуэзцы были изгнаны, но это уже ничего не могло изменить.

Осень 1347 года, Катания. Население гибнущей Мессины пыталось спастись паническим бегством, причём, по свидетельству того же де Пьяццы, многие умирали прямо на дороге. Выжившие достигли Катании, где их ждал отнюдь не гостеприимный приём. Прослышавшие о моровом поветрии жители отказывались иметь дело с беженцами, избегали их и даже отказывали в пище и воде[56]. Впрочем, это их не спасло и в скором времени город вымер почти полностью. «Что сказать о Катании, городе, ныне стёртом из памяти?» — писал де Пьяцца[44]. Чума отсюда продолжала распространяться по острову, сильно пострадали Сиракузы, Шакка, Агридженто. Город Трапани буквально обезлюдел, став «осиротевшим после смерти горожан». Одной из последних жертв эпидемии стал Джованни Рандаццо, «трусливый герцог сицилийский», безуспешно пытавшийся скрыться от заражения в замке Сент-Андреа. Всего Сицилия потеряла около трети населения; после того как год спустя чума отступила, остров оказался буквально завален трупами[57].

Октябрь 1347 год, Генуя. Изгнанные из Мессины генуэзские корабли попытались вернуться домой, но уже прослышавшие об опасности жители Генуи с помощью зажжённых стрел и катапульт выгнали их в море. Таким образом Генуе удалось оттянуть начало эпидемии на два месяца[58].

1 ноября 1347 года, Марсель. В начале ноября уже около 20 зачумлённых кораблей плавали по Средиземноморью и Адриатике, распространяя болезнь во всех портах, где хотя бы ненадолго бросали якорь[57]. Часть генуэзской эскадры нашла приют в Марселе, распространив чуму в гостеприимном городе, и в третий раз была изгнана, чтобы вместе с мёртвым экипажем окончательно исчезнуть в море. Марсель потерял едва ли не половину населения, но заслужил славу одного из очень немногих мест, где горожане иудейского вероисповедания не подвергались гонениям и могли здесь рассчитывать на убежище от неистовствующих толп[58].

Декабрь 1347 года, Генуя. Согласно сообщениям хроник, в Генуе эпидемия началась 31 декабря 1347 года. По современным подсчётам, в городе умерло от 80 до 90 тысяч человек, но точная цифра остаётся неизвестной[59]. В то же время жертвами чумы становились жители следующих островов: Сардиния, Корсика, Мальта, Эльба[60][61].

Январь 1348 года, Венеция. Эффективные административные меры противодействия сумели уберечь Венецию от хаоса, но остановить чуму всё же не могли. По разным подсчётам, в городе погибло около 60 % населения[62].

Январь 1348 года, Авиньон. Хроники свидетельствуют, что от чумы погибло едва ли не 80 % населения Авиньона, резиденции Папы Римского. Современные историки, полагая эту цифру завышенной, считают, что от чумы вымерло около 50 % авиньонцев. В любом случае, смертность была настолько велика, что для захоронения тел не хватало земли. Папа Климент VI вынужден был освятить реку, куда трупы умерших сваливали с телег[63]. Среди прочих, жертвой авиньонской чумы стала Лаура — возлюбленная и муза Франческо Петрарки[64].

Декабрь 1347 — март 1348 годов, Мальорка. Предполагается, что чума была занесена на Мальорку кораблём, прибывшим из Марселя или Монпелье, точная дата его прибытия не установлена. Известно имя первой жертвы на острове: некто Гиллем Брасс, рыбак, житель деревни Алли в Алькудии. Чума опустошила остров[65].

Январь-март 1348 года, Итальянские графства. В Тоскану чума также была занесена генуэзцами. С этого времени чума покинула порты, где свирепствовала до сих пор, и начала продвижение вглубь континента. Первым городом на её пути стала Пиза, следующим — Пистойя, где в срочном порядке был организован совет по надзору за общественным здоровьем по образцу венецианского. Трупы было приказано хоронить в наглухо заколоченных гробах, могилы копать не менее полуметра глубиной. Чтобы не сеять панику, запрещались заупокойные службы, похоронные одежды и колокольный звон. Однако и здесь проявилась свойственная Средневековью сословность — все эти распоряжения «отнюдь не касались рыцарей, докторов права, судей и докторов медицины, каковым может быть оказана всяческая честь по желанию их наследников»[66]. Перуджия, Сиена, Орвието старались не замечать распространения эпидемии, надеясь, что общая участь минует их — но, как оказалось, напрасно. По замечаниям современников, в Орвието смертность составила до 90 %, современные исследователи, считая эту цифру преувеличенной, полагают, тем не менее, что от чумы вымерло около половины населения[67].

Март 1348 года, Флоренция. Местный хронист Бальдассаре Бонаюти, младший современник Бокаччо, сообщает, что болезнь пришла в город в марте 1348 года и не прекращалась до сентября, убив не только множество людей, но и домашних животных. Врачи не знали, как с ней бороться, а напуганные горожане оставляли своих заражённых близких в брошенных домах. Церкви были завалены умершими, повсюду рыли братские могилы, в которые тела укладывались слоями. Выросли цены на продукты, лекарства, свечи и погребальные услуги. Деятельность торговых и ремесленных гильдий прекратилась, закрылись таверны и мастерские, оставались открытыми лишь церкви и аптеки, настоятели и владельцы которых, наряду с могильщиками, изрядно обогатились. Общее количество умерших от эпидемии, подсчитанное в октябре 1348 года по приказу епископа Анджело Аччьяйоли (итал.)русск. и приоров, составило 96 000[68][69].

Март 1348 года, Испания. По мнению историков, чума проникла в Испанию двумя путями — через баскские деревни в Пиренеях и обычным образом, через порты — Барселону и Валенсию. К началу 1348 года эпидемия распространилась на полуострове, от неё погибла королева Арагона Элеонора. Король Кастилии Альфонсо XI Справедливый умер от болезни прямо в своём походном лагере во время осады Гибралтара в марте 1350 года[40].

Весна 1348 года, южное и восточное Средиземноморье. Александрийская чума появилась в Газе, откуда перекинулась на Сирию и Палестину. Дамаск потерял едва ли не половину жителей, весь же арабский Восток не досчитался 30—40 % населения[32]. Ибн Баттута, описавший чуму в этих местах, рассказывал, что мусульмане устраивали процессии и держали строгий пост, ради того, чтобы утишить гнев Аллаха. Огромное количество паломников хлынуло в Мекку, принеся с собой чуму и на Аравийский полуостров. При том, что Медина, второй по значимости город, связанный с именем Пророка, был по неизвестным причинам пощажён эпидемией, Мекка жестоко пострадала от болезни, в городе погибло множество жителей и учащихся местных медресе. Подобная беда, случившаяся в главном религиозном центре ислама, привела мусульман в смятение. В поисках решения они, как и христианские соседи, обвинили мекканских евреев в том, что те самим своим присутствием в святом городе навлекли гнев Аллаха[70].

Весна 1348 года, Бордо. Весной 1348 года чума началась в Бордо, где от болезни умерла младшая дочь короля Эдуарда III — принцесса Иоанна, в это время направлявшаяся в Испанию для заключения брака с принцем[71]Педро Кастильским.

Июнь 1348 года, Париж. Согласно Раймонду ди Винарио, в июне на западной части парижского неба взошла необыкновенно яркая звезда, расценённая как предвестие чумы[72]. Король Филипп VI предпочёл оставить город, но «сварливая королева» Жанна Бургундская не пережила эпидемии; тогда же от чумы умерла Бонна Люксембургская, жена дофина Иоанна[K 3][источник не указан 2550 дней]. Парижский университет потерял множество профессоров, так что пришлось снизить требования к новым претендентам. В июле чума распространилась по северному побережью страны[73].

Июль-август 1348 года, Юго-западная Англия. Согласно источнику, известному как «Хроника серого монаха», воротами чумы стал портовый город Мелькомб, где первые случаи заболевания были зафиксированы 7 июля, «в праздник святого Фомы-мученика». Согласно другим источникам, первыми подверглись заражению Саутгемптон и Бристоль, причём даты начала эпидемии варьируются от конца июня до середины августа. Предполагается, что корабли, привёзшие с собой Чёрную смерть, прибыли из Кале, где неза

ru.wikipedia.org

Пандемии чумы — Википедия

Перечень эпидемий и пандемий

Год

Статус

Возбудитель

Заболевание

Очаги заболевания

Заболевших

Умерших

Преодолённые пандемии и эпидемии прошлого

429 — 427/426 г. до н. э. Эпидемия Тиф Афинская чума
541 — 750 Пандемия Чумная палочка Чума Юстинианова чума
580 - неизв. подтип вируса гриппа Грипп Европа, Ближний Восток, Африка, Сев. Америка
1346 — 1353 Пандемия Чумная палочка Чума Чёрная смерть 30 - 60 % населения Земли (см. количеств. оценка населения Земли) в соотв. исторический вехе [5]
1654 — 1655 Эпидемия Чумная палочка Чума Эпидемия чумы в России (1654—1655)
1665 — 1666 Эпидемия Чумная палочка Чума Великая эпидемия чумы в Лондоне прибл. 100 000
1679 Эпидемия Чумная палочка Чума Великая эпидемия чумы в Вене прибл. 76 000
разн. (17 — 20в) Эпидемия Вирус натуральной оспы Натуральная оспа Хронология эпидемий оспы в Сибири
разн. (18 — 20в) Эпидемия Чумная палочка Чума Чума в Одессе
1720 — 1722 Эпидемия Чумная палочка Чума Марсельская чума до 100 000
1729 - неизв. подтип вируса гриппа Грипп Россия, Европа
1770 — 1772 Эпидемия Чумная палочка Чума Эпидемия чумы 1770—1772 годов в Европе (Чумной бунт)
1780 - неизв. подтип вируса гриппа Грипп Европа, Россия, Сев. Америка, Китай, Индия
1817 — 1824 Пандемия Холерный вибрион Холера Первая холерная пандемия
1826 — 1837 Пандемия Холерный вибрион Холера Вторая холерная пандемия
1830 - неизв. подтип вируса гриппа Грипп Китай, затем Азия, Россия, Европа, Сев. и Юж. Америка
1841 - неизв. подтип вируса гриппа Грипп Европа, Сев. Америка, Россия, Индия
1846 — 1860 Пандемия Холерный вибрион Холера Третья холерная пандемия
1855 — 1959 Пандемия Чумная палочка Чума Третья пандемия
1863 — 1875 Пандемия Холерный вибрион Холера Четвёртая холерная пандемия
1878 — 1879 Эпидемия Чумная палочка Чума Вспышка чумы в станице Ветлянской
1881 — 1896 Пандемия Холерный вибрион Холера Пятая холерная пандемия
1889 — 1890 - предположительно h3N Грипп Азия, Россия, Европа, Сев. Америка, Африка, Австралия
1898 — 1903 - предположительно h4N8 или h3N2 Грипп Европа, Россия, Сев. Америка
1899 — 1923 Пандемия Холерный вибрион Холера Шестая холерная пандемия
1910 — 1911 Эпидемия Чумная палочка Чума Эпидемия чумы на Дальнем Востоке (1910—1911) 60000 / 100000
1917 — 1920 Эпидемия Тиф Эпидемии тифа в Новониколаевске в период Гражданской войны
1918 — 1919 Пандемия h2N1 Грипп Испанский грипп (все континенты) прибл. 50—100 млн человек
1933 — 1935 - неизв. подтип вируса гриппа Грипп Средняя эпидемия[источник не указан 515 дней]
1946 — 1947 Пандемия h2N1 Грипп
1957 — 1958 Пандемия h3N2 Грипп Азиатский грипп (Азия, Европа, далее все континенты) 1 000 000[6]
1968 — 1969 Пандемия h4N2 Грипп Гонконгский грипп (Азия, Европа, далее все континенты) 1 000 000[7]
1972 — 1973 Эпидемия h4N2 Грипп Вспышка подтипа A/Англия/72
1976 Эпидемия h4N2 Грипп Вспышка подтипа А/Виктория/75
1977 — 1979 Пандемия А/h2N1 Грипп Свиной грипп (Северный Китай, СССР, далее все континенты)
1977 Эпидемия h4N2 Грипп Вспышка подтипа А/Техас/77
1979 Эпидемия Bacillus anthracis Сибирская язва Эпидемия сибирской язвы в Свердловске 64 (неофициально — до 100)
1995 — 2009 - неизв. подтип вируса гриппа Грипп Спорадические случаи (Птичий грипп)[источник не указан 515 дней]
2002 — 2003 Эпидемия SARS-CoV Тяжёлый острый респираторный синдром описание в статье Тяжёлый острый респираторный синдром 8437 813
2003 Эпидемия H5N1 Грипп Птичий грипп
2009 — 2010 Пандемия A(h2N1)pdm09 Грипп Пандемия гриппа h2N1 в 2009 году (Мексика, затем Сев. Америка, Европа, далее все континенты) 221 829 более 16 000[8] / 151 700—575 400[9]
2009 Эпидемия Менингококк Менингит Эпидемия менингита в Западной Африке (2009—2010) 13516 931
2010 Эпидемия Холерный вибрион Холера Эпидемия холеры на Гаити (2010) 231 070 4 549
2011 Эпидемия Escherichia coli O104:h5 гемолитико-уремический синдром Эпидемия кишечной палочки в Европе (2011) 2987 / 855 53
2013 Эпидемия H7N9 Грипп Птичий грипп 453 175
2015 Эпидемия MERS-CoV Ближневосточный респираторный синдром Вспышка Ближневосточного респираторного синдрома в Южной Корее (2015) 183 33
2015 — 2016 Эпидемия Вирус Зика Лихорадка Зика Вспышка лихорадки Зика в Латинской Америке 18
2015 Эпидемия Ebolavirus Геморрагическая лихорадка Эбола Эпидемия лихорадки Эбола в Западной Африке 28 640 11 315

Свирепствующие в настоящее время эпидемии и пандемии

Год

Статус

Возбудитель

Заболевание

Очаги заболевания

Заболевших

Погибших

В критическом состоянии, палатах интенсивной терапии или тяжелое течение заболевания опасное для жизни пациента
Др.время — н. вр. Полиовирус Полиомиелит Эпидемиология (тип 1 в Афганистане и Пакистане, тип 2 и 3 в природе уничтожены)
Др.время — н. вр. Dracunculus medinensis (англ.)русск. Дракункулёз Дракункулёз#Эпидемиология
Др.время — н. вр. Вирус жёлтой лихорадки Жёлтая лихорадка Жёлтая лихорадка#Эпидемиология
Др.время — н. вр. Вирус кори Корь Корь#История борьбы с корью в 2018 г. — 140 000
Др.время — н. вр. Mycobacterium tuberculosis Туберкулёз Туберкулёз#Эпидемиология треть населения Земли
Др.время — н. вр. Эпидемия Палочка Хансена Лепра Лепра#Эпидемиология 193 118 (2017)[10]
Др.время — н. вр. Эпидемия Плазмодии Малярия Малярия#Ареал в 2018 г. — 228 000 000[11] в 2018 г. — 405 000[11]
1961 — н. вр. Пандемия Холерный вибрион Холера Седьмая холерная пандемия
1961 — н. вр. Эпидемия Lassa mammarenavirus Лихорадка Ласса Лихорадка Ласса#Эпидемиология
1982 — н. вр. Пандемия Вирус иммунодефицита человека ВИЧ-инфекция Эпидемиология ВИЧ-инфекции > 60 000 000[12] > 25 000 000 (сопутствующие заболевания)[12]
2019 — н. вр. Пандемия[13] [14][15][16][17][18][19][20][21][22][23][24][25][26][27][28]

+ [29]

[14][15][16][17][19][20][21][22][30][24][31][26][27] + [32] в Wuhan [33][15][27] [15]

ru.wikipedia.org

Черная смерть. История о том, как безобидная бактерия стала беспощадной убийцей

Статья на конкурс «био/мол/текст»: На первый взгляд она — микроскопическая и безобидная бактерия, а на деле — беспощадная убийца, унесшая жизни почти трети европейского населения в 14 веке. Yersinia pestis, известная в народе под именем чумная палочка, является возбудителем опаснейшего заболевания — чумы. С древних времен вокруг Y. pestis возникали научные споры, которые продолжаются до сих пор. Самые яркие из них, а также факты из жизни одного из самых загадочных микроорганизмов освещены в этой статье.

Обратите внимание!

Эта работа заняла первое место в номинации «Лучшее новостное сообщение» конкурса «био/мол/текст»-2015.


Спонсором номинации «Лучшая статья о механизмах старения и долголетия» является фонд «Наука за продление жизни». Спонсором приза зрительских симпатий выступила фирма Helicon.


Спонсоры конкурса: Лаборатория биотехнологических исследований 3D Bioprinting Solutions и Студия научной графики, анимации и моделирования Visual Science.

Незнакомка в маске

Y. pestis долго скрывалась от человеческого глаза в силу множества обстоятельств. Сначала помехой был размер: до изобретения братьями Янсенами в 1590 году микроскопа* и дальнейшего его использования Гуком и Левенгуком (которому, кстати, и обязаны «выходом в свет» бактерии и простейшие) никто даже не задумывался о том, что кроме видимых глазу живых объектов существуют еще и крошечные организмы. Но даже с появлением оптики чумная палочка продолжала сохранять статус инкогнито, сбрасывая свою вину на бактерии родов Bacterium, Bacillus и Pasteurella. Тем временем Y. pestis свободно гуляла по миру и уносила человеческих жизней больше, чем война.

За всю историю известны три пандемии чумы. Первой из них была «Юстинианова чума» (названа в честь византийского правителя Юстиниана I), охватившая территорию всего цивилизованного мира того времени. Историки датируют ее 541-580 годами н.э., хотя вспышки неведомой болезни преследовали человечество еще на протяжении двух веков. По утверждению известного исследователя переносчиков инфекций, медицинского энтомолога Милана Даниэля, на пике заболеваемости в Константинополе (ныне — Стамбул, Турция) ежедневно погибало до десяти тысяч человек. На основе современных исследований ученые сделали вывод, что половина европейцев умерла задолго до того, как чума покинула поредевшее и измученное население.

Вторая пандемия, наиболее известная как «Черная смерть», начала свое наступление на Европу в 1346 году. Занесенная из Восточного Китая по Великому шелковому пути в Крым, инфекция быстро прокладывала себе дорогу на север, и в течение четырех лет сумела унести жизни более 25 миллионов человек, что на тот момент составляло третью часть всего европейского населения. Болезнь не сдавалась на протяжении четырех веков — то затаивалась, то вспыхивала (в основном в крупных городах), кочуя из страны в страну. В 1665-1666 годах каждый пятый житель Лондона погиб от бубонной чумы [3]; но, несмотря на плачевную ситуацию, медицина оставалась бессильной.

Лики чумы

В настоящее время основные формы чумы — бубонная, легочная и септическая. Изредка встречаются и другие разновидности: кожная, кишечная, фарингеальная и менингеальная. Бубонная чума обычно развивается после укуса блохи — переносчика Y. pestis или после работы с тушами зараженных животных и характеризуется воспалением лимфатических узлов с образованием их болезненных конгломератов — «бубонов», «шишек» разного размера. Если вовремя не заняться лечением, инфекция может генерализоваться: развиваются сепсис (вторичная септическая чума) или пневмония (вторичная легочная чума). В последнем случае мокрота служит инфицирующей субстанцией для других людей, у которых впоследствии развивается уже первичная легочная чума. Именно из-за способности передаваться от человека к человеку (воздушно-капельным путем) легочная форма болезни вызывает наибольшие опасения. Септическая и легочная формы иногда протекают молниеносно, и без неотложной антибиотикотерапии смерти не избежать.

Возможно, преобладание какой-либо из форм чумы (преимущественное поражение того или иного органа) во время разных эпидемий связано не только с механизмами передачи бактерий, но и со свойствами конкретного штамма-возбудителя.

Решающей стала третья пандемия, разгоревшаяся в Китае в 1855 году. На разгадку самой страшной тайны были брошены все научные силы, изрядно к тому времени поокрепшие. И наконец в 1894 году исследования французского бактериолога Александра Йерсéна (Alexandre Yersin) и японского врача Сибасабуро Китасато (Shibasaburō Kitasato), проводимые независимо друг от друга в Гонконге, принесли долгожданные результаты. Исследуя человеческий патологический материал и трупы грызунов, Китасато и Йерсен выделили и описали коккобациллы, предположительно вызывающие чуму. И если результаты Йерсена нареканий не вызвали, то японскому бактериологу изрядно подпортили репутацию (и вызвали бесконечные споры относительно приоритета в открытии чумной палочки) противоречия в описании возбудителя, судя по всему, объясняемые загрязнением образцов оппортунистами-пневмококками [4].

Жертва мутации

Довольно давно известно, что предком чумной палочки является Yersinia pseudotuberculosis — энтеропатоген, возбудитель псевдотуберкулеза. Предположительно, Y. pestis отделилась от предкового вида около двадцати тысяч лет назад. Причиной эволюции стало резкое изменение климата в позднем плейстоцене (четвертичный период кайнозойской эры): холод сменялся жарой, вызывая перестройку экосистем; как правило, такие «скачки» погоды стимулируют эволюцию видов [5]. Однако до последнего времени не были известны генетические изменения, критичные для трансформации патогена, вызывающего инфекционное заболевание кишечника, в опасный микроорганизм, способный поражать легкие и провоцировать молниеносный сепсис.

Эволюционная ветвь Y. pestis была изучена учеными из Северо-Западного университета США. В ходе исследования Виндем Латем (Wyndham Lathem) и Даниель Зимблер (Daniel Zimbler) установили, что приобретение единственного гена превратило ранние формы Y. pestis, уже несколько отличавшиеся генетически и фенотипически от Y. pseudotuberculosis, в успешного легочного патогена. Чтобы выявить механизм «переселения» чумной палочки из кишечника в легкие, авторы проводили эксперименты над древними штаммами бактерий и анализировали их поведение в организме мышей. В ходе сравнения штаммов — возбудителей легочной чумы с относительно безобидными предками было выявлено лишь одно, но очень существенное, различие: критичным стало приобретение гена поверхностного белка Pla (см. врезку) в составе плазмиды pPCP1. Для проверки гипотезы этот ген внедрили в ДНК эволюционно более ранних штаммов — и результаты подтвердили причастность протеазы Pla к эффективному поражению дыхательных путей.

Однако этого приобретения Y. pestis было недостаточно для того, чтобы научиться вызывать опаснейшую системную инфекцию (септическую форму чумы). Оказалось, что для подобного усовершенствования потребовалась всего одна (!) аминокислотная замена в белке Pla — I259T. Эта замена оптимизировала протеолитическую активность белка и существенно повысила инвазивный потенциал бактерий при развитии бубонной чумы. Таким образом, ученые полагают, что первым делом бактерия приобрела свойства легочного патогена, провокатора вспышек легочной чумы, а позже в результате дополнительной мутации появились еще более опасные штаммы, вызывающие пандемии легочно-септической и бубонно-септической чумы [6].

Тем не менее среди всех минусов Y. pestis ученые находят и плюсы ее контакта с людьми. В 2014 году в журнале PLoS ONE была опубликована статья Шэрон де Витте из Университета Южной Каролины, в которой говорилось, что люди, пережившие пандемию чумы, стали обладателями более крепкого здоровья. Ученые исследовали останки людей, живших до, во время и после чумы, обращая особое внимание на причины смерти и состояние их костей. Результаты показали, что пережившие эпидемию, а также их потомки, доживали в среднем до 75 лет и обладали завидным иммунитетом.

Немного о Pla

Рисунок 1. Механизм предотвращения апоптоза протеазой Pla Y. pestis. Слева — нормальная Fas-сигнализация при инактивации Pla, справа — подавление апоптоза «рабочей» протеазой. FasL — трансмембранный белок, локализованный на поверхности лимфоцитов; Fas — рецептор FasL; Pla — протеаза, встроенная во внешнюю мембрану бактериальной клетки. Рисунок из [7].

Почему же протеаза Pla относится к факторам вирулентности, то есть как именно она помогла чумной палочке, которая и так может похвастать богатым арсеналом приспособлений для процветания в млекопитающих и трансмиссии блохами? Одна из обязанностей Pla — активация плазминогена: образующийся при этом плазмин разрушает фибриновые сгустки, что важно, например, для распространения бактерии из бубонов по организму.

Недавно была установлена связь развития первичной легочной инфекции с механизмом, связанным с инактивацией апоптотической сигнальной молекулы под названием Fas-лиганд (FasL). Роль FasL в клетке определяется его способностью запускать процесс апоптоза. У этого белка, пронизывающего мембрану активированных цитотоксических Т-лимфоцитов и эпителиальных клеток дыхательных путей, есть внеклеточный домен, который связывается с рецептором FasR на поверхности других клеток (преимущественно лимфоцитов, а также гепатоцитов, раковых и некоторых других), что посредством активации протеаз caspase-8 и caspase-3/7 запускает апоптоз. Так поддерживается гомеостаз иммуноцитов, предотвращаются аутоиммунные процессы и уничтожаются клетки, экспрессирующие чужеродные антигены.

Протеаза Pla катализирует расщепление в нескольких местах «рабочего» домена FasL и тем самым инактивирует этот белок — причем как мембранную, так и растворимую его формы. Таким образом Pla предотвращает апоптоз и связанные с ним воспалительные реакции, необходимые для полноценного иммунного ответа, что способствует выживанию патогена в организме хозяина (рис. 1) [7].

Проводимые на мышах эксперименты показали следующее: бактерии с нормальной протеазой Pla способствовали снижению количества FasL, что приводило к быстрой колонизации легких, в то время как йерсинии с инактивированной Pla размножались медленнее. Описанный механизм подавления иммунного ответа, по мнению ученых, может использоваться и другими патогенами, в особенности вызывающими инфекции дыхательный путей. А это, в свою очередь, открывает новые перспективы в борьбе с такими заболеваниями: можно подумать, например, над разработкой ингибиторов Pla или введением дополнительных молекул FasL [7].

«Такси до дома»

Основным переносчиком Y. pestis от грызунов к человеку является блоха (рис. 2), причем для насекомого это вынужденная «доставка пассажира», цена которой — жизнь «перевозчика».

Рисунок 2. Блоха цепляется за шерсть крысы. Фотография сделана с помощью электронного микроскопа, применено окрашивание. Рисунок с сайта science.nationalgeographic.com.

Блохи — прожорливые кровососы. Питание особи может длиться от одной минуты до нескольких часов; некоторые виды умудряются заполнить свои желудки до отказа — так, что даже не успевают переварить свой кровавый обед. Возможно, именно этот факт сыграл для насекомых злую шутку, но пришелся как нельзя более кстати Y. pestis.

Чумная палочка попадает в организм блохи во время ее питания и накапливается в зобу, где начинает интенсивно размножаться. При этом бактерии образуют своего рода биопленку — многослойное скопление клеток, погруженных в экзополисахаридный матрикс. Это явление даже получило название «чумной блок». Таким образом, при последующем питании блохи кровь не попадает в желудок — насекомое чувствует голод и чаще «выходит на охоту». Зараженные блохи живут недолго (оно и понятно — без еды далеко не убежишь), но за это время успевают заразить около 15 животных, в том числе и человека.

Происходит это следующим образом. Поскольку кровь не проходит дальше биопленки, она накапливается в пищеводе и зобу. Когда блоха кусает жертву, новой порции пищи просто некуда деваться, и часть предыдущей трапезы насекомого вместе с порцией бактерий Y. pestis попадает в ранку. Малютке нужен всего один час, чтобы «обойти» организм несчастного и вместе с кровотоком проникнуть в селезенку, печень и легкие. Инкубационный период (время от проникновения возбудителя в организм до первых клинических проявлений) длится от нескольких часов до 12 дней [8]. Схема передачи возбудителя* изображена на рисунке 3.

Рисунок 3. Схема передачи возбудителя чумы от грызунов человеку. Рисунок с сайта www.nkj.ru.

«Верю, не верю»

Вокруг Y. pestis бродит множество слухов и мифов. Так, например, бактерию считали виновницей «Афинской чумы» — эпидемии, охватившей Древние Афины на втором году Пелопонесской войны. Наплыв беженцев в греческий город стал причиной перенаселения и скученности людей, что, несомненно, способствовало антисанитарии: следить за гигиеной было некогда, поскольку основные силы были направлены на достижение военного превосходства над врагами. В этих условиях зародилась эпидемия «чумы», воспринятая греками как божественная кара за родовое проклятие Алкмеонидов. Тем не менее современные исследования доказывают непричастность Y. pestis к эпидемии в Древней Греции. С помощью молекулярно-генетического анализа было установлено, что на зубах*, найденных в захоронениях жертв афинской эпидемии, нет ДНК чумной палочки, зато присутствует ДНК бактерии Salmonella typhi — возбудителя брюшного тифа [10].

Дальнейшие споры возникают вокруг «помощников» в распространении Y. pestis. Заболевание переносится блохами, а блохи — грызунами. Считалось, что европейские крысы (рис. 4), когда-то заразившись чумой, служили резервуаром инфекции на протяжении нескольких веков, однако сейчас этот факт оспаривается норвежскими учеными. Нильс Христиан Стенсет (Nils Christian Stenseth) из Университета Осло поясняет, что вспышки чумы должны быть связаны с погодными колебаниями: особенно теплые и влажные весенне-летние периоды характеризуются бурным развитием растений и изобилием пищи, количество грызунов в такие годы значительно возрастает, а значит, и чума распространяется быстрее. Изучение древних записей об изменении климата в Европе и Азии во время пандемий привело к заключению, что в Европе начало эпидемий действительно соответствовало благоприятным природным условиям, но только... в Азии и со стабильной отсрочкой примерно в 15 лет. Это позволило сделать вывод о том, то чумная палочка вовсе не таилась в европейских крысах на протяжении многих веков, а завозилась торговцами из Азии снова и снова. Правда, данная гипотеза еще требует строгих научных подтверждений — Стенсет планирует провести генетический анализ останков жертв европейских вспышек чумы и сопоставить геномы возбудителей [12].

Рисунок 4. Крысы (Rattus norvegicus) являются переносчиками блох, а следовательно, и чумной палочки. Рисунок из [12].

  1. Лучше один раз увидеть, или Микроскопия сверхвысокого разрешения;
  2. По ту сторону дифракционного барьера: Нобелевская премия по химии 2014;
  3. Plague. The Black Death. Сайт National Geographic;
  4. Bibel D.J. and Chen T.H. (1976). Diagnosis of plaque: an analysis of the Yersin-Kitasato controversy. Bacteriol. Rev. 40 (3), 633–651;
  5. Сунцов В.В. и Сунцова Н.И. Чума. Происхождение и эволюция эпизоотической системы (экологические, географические и социальные аспекты). М.: КМК, 2006. — 247 с.;
  6. Zimbler D.L., Schroeder J.A., Eddy J.L., Lathem W.W. (2015). Early emergence of Yersinia pestis as a severe respiratory pathogen. Nature. 6, 7487;
  7. Caulfield A.J., Walker M.E., Gielda L.M., Lathem W.W. (2014). The Pla protease of Yersinia pestis degrades fas ligand to manipulate host cell death and inflammation. Cell Host Microbe15 (4), 424–434;
  8. Fleas. Сайт Illinois Department of Public Health;
  9. Зильбер Л.А. (1966). Операция «РУДА». Наука и жизнь. 12;
  10. Это чума;
  11. Мамонты, кости и лекарственная устойчивость: новые технологии позволяют изучать эволюцию возбудителей инфекционных заболеваний;
  12. Чердак: «Европейские крысы оказались невиновны в средневековых эпидемиях чумы»..

biomolecula.ru

Чума - вся правда о болезни, унесшей жизни миллионов

Ужасная болезнь Средневековья - чума, которую называли «великим мором» или «черной смертью», уносила миллионы жизней. Спасения от нее не было, она опустошала Европу, сея ужас в сердцах живых.

Фото 1

В истории чумы известны три колоссальные пандемии

Первая - «чума Юстиниана», возникла в VI веке в эпоху расцвета культуры Восточно-Римской империи, во время царствования императора Юстиниана, самого погибшего от этой болезни. Чума пришла из Египта и опустошила почти все страны Средиземноморья. В разгар эпидемии в 542 г. только в Константинополе ежедневно умирали тысячи человек. За период с 532 по 580 годы погибло более половины населения Восточной Римской империи - почти 100 миллионов человек.

Фото 1а - карта распространения бубонной чумы в Средневековье

Вторая и самая зловещая в истории Западной Европ - «черная смерть» середины XIV в. Она открыла период эпидемий, не оставлявших Европу в покое на протяжении пяти столетий. Грязь, нищета, отсутствие элементарных гигиенических навыков и скученность населения создавали условия беспрепятственного распространения заболевания.

«Черная смерть» 1346—1348 гг. была завезена в Европу через Геную, Венецию и Неаполь. Начавшись в Азии, она опустошила Фракию, Македонию, Сирию, Египет, Сицилию, территорию современных государств: Италии, Греции, Франции, Англии, Испании, Германии, Польши, России.

Гибель заболевших наступала через несколько часов после заражения.

Фото 2

По данным историков, в Кессарии никто не остался в живых. В Неаполе умерло около 60 тыс. человек, в Генуе — 40 тыс. (50% населения), в Венеции — 100 тыс. (70%), в Лондоне — девять десятых населения. Живые не успевали хоронить мертвых. Всего в XIV в. погибло от этого заболевания более 50 млн человек.

Фото 3 – чума в средневековом городе

Трагическую картину эпидемии чумы в 1348 году в Италии нарисовал Джованни Боккаччо в первой новелле "Декамерона": «Славную Флоренцию, лучший город Италии посетила губительная чума…От этой болезни не помогали и не излечивали ни врачи, ни снадобья… Так как для великого множества мертвых тел, которые каждый час подносили к церквам, не хватало освященной земли, то на переполненных кладбищах при церквах рыли огромные ямы и туда опускали целыми сотнями трупы. Сколько сильных мужчин, красивых женщин, прелестных юношей, которых даже Гален, Гиппократ и Эскулап признали бы совершенно здоровыми, утром завтракало с родными, товарищами и друзьями, а вечером ужинало со своими предками на том свете».

Фото 3а

Третья — пандемия чумы, начавшаяся в 1892 г. в Индии (где погибло более 6 млн человек) и отразившаяся эхом в XX в. на Азорских островах, в Южной Америке и других районах земного шара.

Симптомы черной смерти

Болезнь начиналась с невыносимой головной боли, которая сменялась лихорадочным жаром. Затем появлялись так называемые бубоны. Они вздувались чаще всего под мышками и в паху, увеличиваясь до размеров апельсина. Невыносимые страдания несчастного чаще всего заканчивались мучительной смертью.

Фото 4 - бубонная чума

В поисках спасения от смерти люди укрывались в церквях, где в неустанных молитвах и постах просили исцеления. Причины быстрого распространения чумы часто искали в грешной природе человека. В периоды обострения эпидемии улицы города наполнялись толпами кающихся грешников. Люди взывали к Богу и умерщвляли плоть, хлеща себя кнутами до полного телесного изнеможения.

Фото 5

Другая часть горожан не видела спасения в усердном служении Богу, а старалась провести возможные последние дни как можно пышнее и разгульнее.

Как лечили чуму?

Во время средневековых эпидемий чумы населению оказывали помощь специальные "чумные врачи".

Фото 6 – «чумная маска» средневекового врача

Появление их в городах означало приход «черной смерти». Они следили за соблюдением строгой изоляции районов, пораженных эпидемией. Одежда выглядела зловеще: длинный и широкий плащ и специальная маска, закрывавший лицо. Считалось, что маска с клювом, придававшая врачам вид древнеегипетского божества, предохраняет врача от вдыхания зараженного воздуха. «Клюв» маски наполнялся сильно пахнущими лекарственными травами, которые упрощали дыхание при постоянном чумном смраде. Врач помещал в ноздри и уши ладан на специальной губке и для профилактики постоянно жевал чеснок. Чтобы не задохнуться от всего этого букета запахов, в клюве имелись два небольших вентиляционных отверстия.

Фото 7 – средневековые карантинные лазареты на территории Балканского полуострова

Природа болезни оставалась неизвестной, но уже тогда медики понимали, что для прекращения распространения болезни необходимо разобщение больных и здоровых. Так был придуман карантин. Слово "карантин" происходит от итальянского "quaranta" - сорок. В Венеции в 1343 году для приезжающих были построены специальные дома, в которых они содержались сорок дней, ни при каких обстоятельствах не выходя на улицу. Морскому транспорту, прибывавшему из опасных мест, также предписывалось стоять на рейде сорок дней. Карантин стал одним из первых барьеров на пути инфекции.

Фото 8 портрет Нострадамуса

В период Позднего Средневековья с чумой боролся великий Нострадамус. Он предлагал больным употреблять родниковую воду, как можно больше находиться на свежем воздухе и использовать лекарства, которые он изготавливал сам на основе целебных трав, но собственную семью не смог спасти. Жена и двое его сыновей умерли.

Чума в России

Фото 9 – Чума в Астраханской губернии. Сожжение домов и вещей в селе Никольском

Не обошла "черная смерть" стороной и Россию. На протяжении XIII-XIV столетий она посещала Киев, Москву, Смоленск, Чернигов. В Смоленске из всех жителей города осталось в живых пять человек, которые выбрались из города, закрыли городские ворота и ушли. В XIV веке в Пскове и Новгороде чума уничтожила две трети населения, а в Глухове и Белозерске вымерли все жители.

Истоки возникновения чумы

Существует несколько версий возникновения и распространения заболевания.

Фото 10 – крепость Кафа во время осады ханом Джанибеком

По одной из них, чума пришла с Востока, и татары принесли ее в Крым. Во время осады генуэзской крепости Кафы (сейчас это Феодосия) ордынский хан Джанибек нес ужасные потери от болезни, косившей его воинов. Хан принял решение снять осаду, но напоследок с помощью катапульты через крепостную стену перебросили еще не остывший труп воина, умершего от чумы.

В городе началась эпидемия, и жители спешно покинули крепость и отправились домой. Потом болезнь дошла до Европы. Однако с этой теорией не позволяет согласиться только один факт — переносчиками чумы не являются ни трупы, ни исходящий от них запах! Но, так или иначе, хроники свидетельствуют, что в 1346 г. в Крыму погибло около 85 000 человек. 1 ноября 1347 г. первая вспышка чумы была отмечена в Марселе, а уже через три месяца смертоносная зараза распространилась по всему югу Франции. К началу 1348 г. эпидемия расползлась по Испании. Она стала причиной смерти королевы Арагона и короля Кастилии.

Фото 11 – «эпизод чумы во Флоренции», художник Франсуа Пико

Ученые полагают, что быстрое распространение чумы могло произойти из-за низкого уровня иммунитета людей, подорванного другими, не менее опасными болезнями — туберкулезом, оспой, холерой и т. д. Оставляло желать лучшего и питание большинства населения.

Еще одной причиной быстрого распространения заразы могла быть большая скученность населения, особенно в крупных городах.

К 1351 г. чума обошла весь континент. По утверждению средневекового историка Фруассара, погибло более 25 миллионов человек, что составляло треть населения Европы. Эту оценку подтверждают и новейшие исследования. Черная смерть миновала, но болезнь осталась. Чума возвращалась еще в 1361 году, 1369 году, и давала о себе знать все реже до конца XV столетия.

Кто же был основным распространителем заболевания?

Во время эпидемии Черной Смерти в 14 веке, считалось, что болезнь вызвалась и распространялась миазмами - нездоровыми запахами и парами или же дыханием инфицированных людей.

Фото 12 – переносчики и возбудители чумы

Реальный возбудитель чумы был обнаружен лишь в 1894, во время третьей пандемии, когда бактериолог Александр Йерсен выделил бактерию Yersinia Pestis, чумную палочку.

Переносчиками бактерий чумы стали блохи, живущие на черных крысах. Сами крысы обладают иммунитетом к возбудителю заболевания. В условиях антисанитарии средневековых городов, скученности населения и обилия крыс, люди заражались от укусов блох, и болезнь быстро разрасталась в эпидемию.

Ученые США выяснили истинного распространителя чумы

В официальном печатном органе Национальной академии наук США опубликовано исследование, согласно которому в распространении бубонной чумы в средневековой Европы виновны не крысы, а похожие на крыс песчанки (мелкие грызуны).

Ученые обратили внимание на то, что вспышки чумы в Европе по времени связаны с периодами теплой и влажной погоды в Центральной Азии, благоприятной для увеличения популяция этих зверьков и живущих на них блох.

По мнению ученых, песчанки и переносили чумную палочку на домашних животных и торговцев, путешествовавших по Великому шёлковому пути.

Лекарство от чумы и конец эпидемии.

Фото 13 – микробиолог Владимир Хавкин

Первую вакцину против чумы получил ученик Мечникова микробиолог Владимир Хавкин в 1897 году. Лекарство активно применялось по всему миру до 40-х годов ХХ века. Эта вакцина могла снизить заболеваемость в 2-5 раз, смертность - в 10. Более эффективная вакцина была создана в СССР при ликвидации чумы в Маньчжурии в 1945–1947 годах, когда впервые использовался антибиотик стрептомицин.

Сейчас в мире случаются отдельные вспышки чумы, при правильном лечении смертность не превышает 5 - 10%.

Современные версии возникновения чумы

Фото 14 – вулкан «Этна»

Лауреат Нобелевской премии по биохимии Дж. Ледерберг отметил, что чудовищная смертность во время эпидемии чумы Средневековья не характерна ни для одной эпидемии, которые были позднее. Свидетельства в летописях указывают, что начало эпидемии «черной смерти» проходило незаметно. Люди спохватывались лишь когда обнаруживали множество внезапно умерших больных. При этом тела заболевших быстро чернели и казались «обугленными».

Например, в Авиньоне в январе 1348 года, чуму обнаружили, только когда все монахи местного монастыря скончались в одну ночь. Есть упоминания о том, что в Багдаде смерть людей наступала через несколько часов после начала болезни.

Открытие источника заражения – чумной палочки в 19 веке, объясняет, что при бубонной чуме инкубационный период длится 3 - 6 суток, при легочной – 1 - 2 дня. Чумная палочка не способна убить человека с такой скоростью. Эти сравнения навели Ледерберга на интересную мысль, что «черная смерть» Средневековья - вовсе не чума.

Версия о извержении вулканов - виновников «черной смерти»

Средневековые летописцы практически всегда однозначно указывают на источник «морового поветрия». По их мнению, «черную смерть» приносили отравленные ветра. Не были редкостью такие записи: «на востоке, рядом с Большой Индией, огонь и вонючий дым спалили все города», «между Китаем и Персией пошел сильный дождь из огня, падавший хлопьями, подобно снегу, и сжигавший горы и долины со всеми жителями». Именно там родилось «черное облако», убивавшее всех «в течение половины дня», и именно оттуда приходила принесенная «нечистым порывом ветра с юга смерть».

Масштабное извержение вулкана Этны в 1333 году практически совпало с началом «черного поветрия» на юге Европы, которое потом распространилось дальше на север. Массовость и скорость наступления смерти от действия ядовитых облаков вулканической пыли и газов совпадают с хрониками летописцев. На мысль о том, что «черную смерть» принесли вулканические газы, наводят и многочисленные рисунки средневековых художников. На многих из них изображены погибшие люди, лошади, собаки и даже птицы.

Другие статьи по теме:

top-voprosov.ru

Чумная палочка — Википедия

Чумная палочка

Yersinia pestis, электронная микрофотография
Вид:Чумная палочка

Yersinia pestis (Lehmann and Neumann 1896) van Loghem 1944

по данным сайта LPSN[1]:
  • Bacterium pestis
    Lehmann and Neumann 1896
  • Bacillus pestis (Lehmann and Neumann 1896) Migula 1900
  • Pasteurella pestis (Lehmann and Neumann 1896) Bergey et al. 1923
  • Pestisella pestis (Lehmann and Neumann 1896) Dorofeev 1947

Чумна́я па́лочка (лат. Yersinia pestis) — вид грамотрицательных бактерий из семейства Yersiniaceae порядка Enterobacterales. Инфекционный агент бубонной чумы, также может вызывать чумную пневмонию и септическую чуму. Все три формы ответственны за высокий уровень смертности в эпидемиях, имевших место в истории человечества, например таких как «Юстинианова чума» (100 миллионов жертв) и «Чёрная смерть», на которой — смерть трети населения Европы за промежуток с 1347 по 1353 годы.

Роль Yersinia pestis в «Чёрной смерти» дискутируется. Некоторые утверждают, что «Чёрная смерть» распространилась слишком быстро, чтобы быть вызванной Yersinia pestis[2]. ДНК этой бактерии найдены в зубах умерших от «Чёрной смерти», тогда как тестирование средневековых останков людей, умерших по другим причинам, не дало положительной реакции на Yersinia pestis[3][4]. Это доказывает, что Yersinia pestis является как минимум сопутствующим фактором в некоторых (возможно, не во всех) европейских эпидемиях чумы. Возможно, что устроенный чумой отбор мог повлиять на патогенность бактерии, отсеяв индивидуумов, которые были наиболее ей подвержены. По последним исследованиям «Юстинианова чума» была вызвана сразу несколькими штаммами бактерии, а не одной разновидностью[5].

Род Yersinia — грамотрицательные, биполярные коккобациллы размером примерно 1.5 микрона. Обладают ферментативным метаболизмом. Y. pestis производит антифагоцитарную слизь. Подвижная в культуре бактерия становится неподвижной, попав в организм млекопитающего.

Бубонная чума. Изображение 1411 года

Y. pestis была открыта в 1894 году швейцарско-французским медиком и бактериологом Пастеровского института Александром Йерсеном во время эпидемии чумы в Гонконге. Йерсен был сторонником школы Пастера. Прошедший подготовку в Германии японский бактериолог Китасато Сибасабуро, практиковавший метод Коха, также в это время был привлечён к поискам агента, являющегося возбудителем чумы. Однако именно Йерсен фактически связал чуму с Y. pestis. Долгое время возбудителя чумы относили к роду Bacterium, позже — к роду Pasteurella. В 1967 году род бактерий, к которому относился возбудитель чумы, был переименован в честь Александра Йерсена.

В результате сравнения древних штаммов генов Yersinia pestis и её вероятного предка Yersinia pseudotuberculosis (псевдотуберкулезная палочка) было выявлено, что Yersinia pestis мутировала из сравнительно безвредного микроорганизма около 10 тысяч лет назад. Выяснилось, что обитающая в почве Y. pseudotuberculosis, вызывающая легкое заболевание желудочно-кишечного тракта, приобрела тогда несколько генов, позволивших ей проникать в легкие человека. Далее, в ключевом гене Pla произошла замена одной аминокислоты, в результате чего микроорганизм смог с повышенной силой разлагать белковые молекулы в легких и размножаться по всему организму через лимфатическую систему. Исследователи подозревают, что ген Pla чумная палочка позаимствовала у другого микроба в результате горизонтального обмена генами[6][7]. Это подтверждают и исследования датских и британских ученых, которые провели исследования молекул ДНК, извлеченных из зубов 101 человека бронзового века, обнаруженных на территории Евразии (от Польши до Сибири). Следы бактерии Y. pestis нашли в ДНК семерых, возрастом до 5783 лет, при этом в шести из этих образцов отсутствовали «ген вирулентности» ymt и мутации в «гене активации» pla. В дальнейшем, на рубеже второго и первого тысячелетия до нашей эры, из-за демографических условий, выразившихся в увеличении плотности населения, возникла более летальная «бубонная» мутация бактерии[8][9].

Известны три биовара бактерии; полагают, что каждый соответствует одной из исторических пандемий чумы. Биовар antiqua считают ответственным за «Юстинианову чуму». Неизвестно, был ли этот биовар причиной более ранних, меньших эпидемий, или же эти случаи вообще не были эпидемиями чумы. Биовар medievalis полагают связанным с «Чёрной смертью». Биовар orientalis связывают с Третьей пандемией и большинством современных вспышек чумы.

В настоящее время только в России с 2001 по 2006 год зафиксировано 752 штамма возбудителя чумы[10].

Патогенность Yersinia pestis заключается в двух антифагоцитарных антигенах, называемых F1 и VW, оба существенны для вирулентности[11]. Эти антигены производятся бактерией при температуре 37 °C. Кроме этого, Y. pestis выживает и производит F1 и VW антигены внутри кровяных клеток, таких, например, как моноциты, исключением являются полиморфно-ядерные нейтрофильные гранулоциты[12].

Некоторое время назад в США инактивированная формалином вакцина была доступна для взрослых, находящихся под большим риском заражения, однако затем продажи были прекращены по указанию FDA, специального агентства министерства здравоохранения США, по причине низкой эффективности и вероятности серьёзного воспаления. Ведутся перспективные эксперименты в генной инженерии по созданию вакцины, основанной на антигенах F1 и VW, хотя бактерии не имеющие антигена F1 сохраняют достаточную вирулентность, а антигены V достаточно изменчивы, так что вакцинация, основанная на этих антигенах может не давать достаточно полной защиты[13].

В России доступна живая вакцина на основе невирулентного штамма чумы[14].

Вакцинация не защищает от легочной чумы. Во время эпидемии 1910—1911 года применение прочумных сывороток (лимфы Хавкина и сыворотки Йерсена) лишь продлевало течение болезни на несколько дней, но не спасло жизнь ни одному больному[15]. Впоследствии ученым окончательно стало ясно, что гуморальный иммунитет при аэрогенном инфицировании возбудителем чумы значения не имеет[16].

После перенесенного заболевания остается прочный продолжительный иммунитет.[17]

Доступны полные генетические последовательности для различных подвидов бактерии: штамма KIM (из биовара Medievalis)[18], штамма CO92 (из биовара Orientalis, полученного из клинического изолятора в США)[19], штамма Antiqua, Nepal516, Pestoides F. Хромосомы штамма KIM состоят из 4 600 755 парных оснований, в штамме CO92 — 4 653 728 парных оснований. Как и родственные Y. pseudotuberculosis и Y. enterocolitica, бактерия Y. pestis содержит плазмиды pCD1. Вдобавок, она также содержит плазмиды pPCP1 и pMT1, которых нет у других видов рода Yersinia. Перечисленные плазмиды и остров патогенности, названный HPI, кодируют белки, которые и являются причиной патогенности бактерии. Помимо всего прочего эти вирулентные факторы требуются для бактериальной адгезии и инъекции белков в клетку «хозяина», вторжения бактерии в клетку-хозяина, захвата и связывания железа, добытого из эритроцитов.

Древняя ДНК[править | править код]

В 2018 году в останках женщины из шведского местонахождения Frälsegården, умершей около 4900 лет назад (неолит) была обнаружена ДНК Yersinia pestis. Геном штамма из шведского захоронения выделился около 5700 лет назад, две ветви существующих сегодня штаммов Y. pestis выделились 5100 и 5300 лет назад[20].

ДНК Yersinia pestis найдена в останках двух человек из Самарской области, связанных со срубной культурой (около 3800 лет назад) и в останках человека из Капана (Армения), жившего в железном веке около 2900 лет назад[21].

С 1947 года традиционным средством первого этапа лечения от Y. pestis были стрептомицин[22][23], хлорамфеникол или тетрациклин[24]. Также есть свидетельства положительного результата от использования доксициклина или гентамицина[25].

Надо заметить, что выделены штаммы, устойчивые к одному или двум перечисленным выше агентам и лечение по возможности должно исходить из их восприимчивости к антибиотикам. Для некоторых пациентов одного лишь лечения антибиотиками недостаточно, и может потребоваться поддержка кровоснабжения, дыхательная или почечная поддержка.

  1. ↑ Genus Yersinia : [англ.] // LPSN[en]. (Проверено 9 декабря 2018).
  2. Ал Бухбиндер. Между чумой и эболой Архивная копия от 11 января 2018 на Wayback Machine — в статье, напечатанной в журнале «Знание—Сила» № 2 за 2002 год приводятся размышления, критикующие связь бактерии с чумой.
  3. Drancourt M., Aboudharam G., Signolidagger M., Dutourdagger O., Raoult D. Detection of 400-year-old Yersinia pestis DNA in human dental pulp: An approach to the diagnosis of ancient septicemia (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences : journal. — National Academy of Sciences, 1998. — Vol. 95, no. 21. — P. 12637—12640.
  4. Drancourt M., Raoult D. Molecular insights into the history of plague (неопр.) // Microbes Infect.. — 2002. — Т. 4. — С. 105—109.
  5. ↑ Researchers discover bacterial diversity in Justinianic Plague (неопр.). Дата обращения 6 июня 2019.
  6. ↑ Чума возникла благодаря случайной мутации (неопр.). Lenta.ru. Дата обращения 23 октября 2015.
  7. Daniel L. Zimbler, Jay A. Schroeder, Justin L. Eddy & Wyndham W. Lathem. Early emergence of Yersinia pestis as a severe respiratory pathogen (неопр.). nature.com. Дата обращения 13 февраля 2016.
  8. ↑ Древняя форма чумы оказалась неизвестным виновником катастроф бронзового века (неопр.). Lenta.ru. Дата обращения 23 октября 2015.
  9. Simon Rasmussen. Early Divergent Strains of Yersinia pestis in Eurasia 5,000 Years Ago (неопр.). cell.com. Дата обращения 13 февраля 2016.
  10. ↑ Приказ территориального управления Роспотребнадзора по МО от 02.05.2006 N 100 «Об организации и проведении мероприятий по профилактике чумы на территории Московской области»
  11. Collins F. M. Pasteurella, Yersinia, and Francisella. In: Barron's Medical Microbiology (Barron S et al, eds.) (неопр.). — 4th ed.. — Univ of Texas Medical Branch, 1996.
  12. Salyers A. A., Whitt D. D. Bacterial Pathogenesis: A Molecular Approach (англ.). — 2nd ed.. — ASM Press (англ.)русск., 2002. — P. 207—212.
  13. Welkos S . et al. Determination of the virulence of the pigmentation-deficient and pigmentation-/plasminogen activator-deficient strains of Yersinia pestis in non-human primate and mouse models of pneumonic plague (англ.) // Vaccine (англ.)русск. : journal. — Elsevier, 2002. — Vol. 20. — P. 2206—2214.
  14. ↑ Вакцина чумная живая сухая (Vaccine plague) (неопр.).
  15. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. Очерки истории чумы. Очерк XXXI. Эпидемия легочной чумы в Манжурии и забайкалье (1910—1911). — 2006.
  16. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. Очерки истории чумы. Очерк XXXV. Эпидемии чумы в Маньчжурии в 1945—1947 гг. — перелом в лечении и в профилактике чумы. — 2006.
  17. ↑ "Профилактика чумы" Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — федеральная служба Российской Федерации
  18. Deng W. et al. Genome Sequence of Yersinia pestis KIM (англ.) // American Society for Microbiology (англ.)русск.. — American Society for Microbiology (англ.)русск., 2002. — Vol. 184, no. 16. — P. 4601—4611.
  19. Parkhill J . et al. Genome sequence of Yersinia pestis, the causative agent of plague (англ.) // Nature : journal. — 2001. — Vol. 413. — P. 523—527.
  20. Nicolás Rascovan et al. Emergence and Spread of Basal Lineages of Yersinia pestis during the Neolithic Decline, 2018
  21. Derbise, A; Chenal-Francisque, V; Pouillot, F; Fayolle, C; Prévost, MC; Médigue, C; Hinnebusch, BJ; Carniel, E. A horizontally acquired filamentous phage contributes to the pathogenicity of the plague bacillus (англ.) // Mol Microbiol : journal. — 2007. — Vol. 63, no. 4. — P. 1145—1157. — doi:10.1111/j.1365-2958.2006.05570.x. — PMID 17238929.
  22. Wagle PM. Recent advances in the treatment of bubonic plague (неопр.) // Indian J Med Sci. — 1948. — Т. 2. — С. 489—494.
  23. Meyer KF. Modern therapy of plague (англ.) // JAMA. — 1950. — Vol. 144. — P. 982—985.
  24. Kilonzo B.S., Makundi R.H., Mbise TJ. A decade of plague epidemiology and control in the Western Usambara mountains, north-east Tanzania (англ.) // Acta Tropica : journal. — 1992. — Vol. 50. — P. 323—329.
  25. Mwengee W., Butler T., Mgema S., et al. Treatment of plague with gentamicin or doxycycline in a randomized clinical trial in Tanzania (англ.) // Clin Infect Dis : journal. — 2006. — Vol. 42. — P. 614—621.

ru.wikipedia.org

Как пандемия чумы убила половину Европы

Сами видите, как легко сегодня можно раздуть панику мировых масштабов буквально на пустом месте. Вокруг коронавируса уже успели нагородить тысячу и одну теорию заговора, а последователи бабы Ванги тычут перстом в небо и пророчат всем смерть. Но все это детский лепет по сравнению с действительно страшной эпидемией, которая в свое время тоже пришла из Азии. Вот только она на самом деле изменила планету, попутно уничтожив половину жителей Европы. Вспоминаем историю черной смерти — пандемии чумы, бушевавшей в середине XIV века.

Предвестники беды

Средние века в целом сложно назвать комфортным временем жизни для большинства населения. Дело не в отсутствии коворкингов и смузи с круассанами только по праздникам вроде дня рождения местного пэра. На протяжении всего (как правило, непродолжительного) жизненного пути условного Петера или Жана сопровождали голод, болезни и войны.

Но в середине XIV века произошло нечто настолько ужасное даже для тогдашних закаленных Петеров и Жанов, что в итоге это отложилось в генетической памяти их потомков и наших современников. Невообразимый ужас и смерть, шагавшие рука об руку, внушили людям: вот он, ниспосланный богом за все человеческие прегрешения конец света — дальше ничего не будет.

Началось все… впрочем, до сих пор никто толком не знает, что стало причиной масштабного бедствия. Сама чума, точнее вызывающая болезнь бактерия Yersinia pestis, появилась на свет задолго до человека и даже его предков. Вот только на протяжении миллионов лет чумой болели многочисленные грызуны — от сусликов до крыс. По мере расселения людей болезнь настигла и наше племя. Считается, что завуалированные свидетельства о бушующих чумных эпидемиях можно найти в Библии.

Первая по-настоящему масштабная и исторически зафиксированная пандемия чумы захлестнула человеческую цивилизацию в Византийской империи в середине VI века, во времена правления императора Юстиниана. Она бушевала полстолетия и порой буквально опустошала целые города, а Византийскую империю поставила на край гибели.

Но люди склонны забывать обо всех неприятностях, тем более если они были давно и черт знает где. К XIV веку о Юстиниановой чуме знали в основном лишь по страшилкам и сказкам. Но в начале 1340-х годов поползли тревожные слухи с Востока: там то ли жабы падают прямо с неба, то ли небесный огонь поразил города — в общем, точно творится что-то неладное.

Интернета тогда не было, а потому вести о беде где-то в Азии доходили в виде обрывков, да и то годы спустя. Разумеется, загодя закрывать порты и сухопутные пути никому в голову не приходило. Мало ли что разносит простой люд. Меж тем надвигалась большая беда. Совсем скоро Европа лишится половины населения.

Заражение

Упрощенно «заразная цепочка» выглядит так: чумной микроб заражает блох, те переносят болезнь в кровь крыс, грызуны, в свою очередь, выступают разносчиками чумных блох плюс сами невероятно озлобленные, тоже не прочь покусать и заразить людей.

Но почему этот в целом нормальный для природы процесс активизировался именно в середине XIV столетия? Ученые говорят о комплексе взаимосвязанных причин. Среди них, например, климат, который в первой половине столетия был не только холоднее обычного, но и куда более влажным. Несколько лет Европу обильно засыпало снегом и поливало дождем. Сотни затопленных городов, неурожай, нашествие саранчи, голод — и, как следствие, ослабленный иммунитет. Не стоит забывать и об антисанитарии, царившей в средневековых городах. Все это привело к пробуждению оспы, которая считается предвестницей чумы.

Опять же время было такое. Вся Европа погрязла в войнах и стычках разных масштабов. При этом континент уже был крепко опутан торговыми маршрутами. Шелка и специи, новые технологии и драгоценные металлы, оружие и пушнина — то была эпоха, когда купцы несказанно богатели и начинали оказывать серьезное влияние на политику мировых держав.

Считается, что сначала чума свирепствовала в Китае в 1320—1330-е годы. В некоторых районах осталось не более 10% населения. Самолетов, поездов, пароходов и вездеходов не было, поэтому распространялась эпидемия медленно, годами. После Китая настала очередь Индии, Золотой Орды и, наконец, Европы.

Долгое время историки винили во всем хана Джанибека, в 1346 году осадившего генуэзскую крепость в Крыму. Мол, когда в его войске началась эпидемия, он приказал забрасывать в крепость зараженные тела с помощью катапульт. В итоге армию хана покосила болезнь, а купеческие корабли разнесли заразу по средиземноморским портам.

Сегодня эту версию всерьез не рассматривают и вообще сомневаются в самом факте осады. Но в любом случае остается факт: в 1346-м черная смерть накрыла итальянские города, а в следующие два года — всю Западную Европу.

Как проявляла себя чума, которую еще назвали бубонной? Согласно дошедшим до наших дней свидетельствам очевидцев, болезнь начиналась сильными болями во всем теле и ознобом. На следующий день появлялись «бубоны» — крупные твердые образования в паху и под мышками. То разбухали лимфатические узлы, в которых начинала особенно активно размножаться чумная палочка. Дальше — хуже: нарывы по всему телу, гнилостная гангрена с отторжением тканей, кровохарканье, черные выделения (практически черной становилась даже кровь), поражение центральной нервной системы и психические отклонения с неадекватным поведением. Все это сопровождалось жутким зловонием, исходившим от заболевших.

Обычно от появления первых признаков заражения до смерти проходило от нескольких часов до пяти дней. Уровень смертности — почти стопроцентный, выздоравливали единицы. Трупы умерших от бубонной чумы почти мгновенно чернели, чем вызывали ужас еще живых соплеменников. Именно из-за этой особенности поведения мертвых тел болезнь и получила свое название.

Черная смерть не щадила никого. Мостовые городов были переполнены разлагавшимися трупами, которые некому было хоронить. Миллионы горожан в панике бежали из городов, но это мало помогало: среди беженцев обычно находился хоть один больной чумой, чего было достаточно для заражения всех окружающих. Говорят, в Париже после пандемии из 300 тыс. человек осталось менее 3 тыс. Умирали горожане и крестьяне, бедные и богатые, рабы и короли. Умирали все.

Столь всепоглощающее бедствие не могло не сказаться на психическом состоянии людей. Стали распространяться слухи о некоем «темном князе», который врывается в города на экипаже из черных лошадей и обещает людям здоровье при условии, что они будут обмазывать скамейки и двери ядовитой мазью. Страх перед «князем» в частности и заразой в целом был столь велик, что сотни тысяч человек предпочли покончить жизнь самоубийством прежде, чем до них доберется черная смерть. Власти даже вынуждены были издать ряд законов, запрещавщих самоубийство и грозивших выставить трупы покончивших с собой на всеобщее обозрение (что грех и вообще не комильфо).

На опустевших улицах городов, помимо ужаса и болезни, промышляли насильники, грабители и мародеры, которые решили, что им нечего терять. Неминуемость смерти и уверенность в наступившем конце света со многих сорвала и так не слишком устойчивые моральные скрепы.

Худшим местом во время пандемии был, как ни странно, лазарет (от венецианского острова Лазаретто, где хоронили умерших от чумы больных). Туда волокли всех, у кого было хоть малейшее подозрение на заболевание. А иногда банды грабителей насильно приводили в лазарет богатых горожан, чтобы беспрепятственно хозяйничать у них дома. Лазареты превратились в лагеря смерти, откуда не было дороги обратно ни для больного человека, ни для здорового. Фактически это были места изоляции больных, где их не столько лечили, сколько оставляли умирать подальше от остальных.

Сложно сказать, сколько человек погибло от черной смерти и сопутствовавших ей явлений. Многие города полностью опустели, при этом в сельской местности обстановка была чуть лучше. По оценкам историков, от бубонной чумы погибло не менее 25 млн европейцев. Вымерло от 30 до 70% жителей Западной Европы. Ни до, ни после в истории человечества не было столь масштабного вымирания. Пожалуй, перед нами тот случай, когда известная нам цивилизация действительно стояла на пороге полного уничтожения.

Чума дошла и до ВКЛ, и до Руси. Вот только достоверных сведений о том, как болезнь повлияла на эти территории, очень мало. Сохранились отдельные свидетельства о разгуле хвори в таких городах, как Смоленск, Псков и Новгород, то есть там, где существовали более-менее прочные торговые связи с западными соседями. Там тоже были смерть, ужас и прочие неприятности. Но все же размах бедствия по каким-то причинам был куда меньше, чем в Западной Европе. Пандемия начала сходить на нет, когда добралась до Польши.

Молитва и молоко — лучшее лекарство

И все-таки люди выжили, а черная смерть отступила. Все благодаря медицине и своевременному лечению? А вот и нет.

Ни о каком действенном лечении не могло идти и речи. В то время никто даже причины напасти назвать не мог. Какие бактерии? Большинство лекарей считало, что виной всему «миазмы» — ядовитые испарения от болот и почвы, высвобожденные из земных недр под влиянием Сатурна. Эти же миазмы якобы исходили впоследствии от больных, что и обеспечило массовое заражение. За что Сатурн обиделся на людей? Он не обиделся, а лишь стал орудием возмездия господа за человеческие прегрешения.

Впрочем, сопротивляться заражению все же пытались. Действенным способом борьбы с заразой было сжигание умерших, а также их вещей и жилья. Проблема в том, что сжечь такое количество трупов крайне затруднительно.

По примеру Венеции портовые города в первый период пандемии стали вводить карантин (от итальянского quaranta giorni — сорок дней). Эти сорок дней должны были выжидать торговые суда перед тем, как им разрешали войти в порт. Перед этим судно посещала команда досмотра во главе с чумным доктором. Корабль проверяли сверху донизу в поисках больных моряков. Если такие находились, то судно полагалось сжечь. Впрочем, уже тогда взятки решали все вопросы, так что распространение пандемии это не остановило. А вот слово «карантин» с тех пор прочно вошло в европейский лексикон.

Кстати, о чумных докторах. Возможно, сегодня эти люди-птицы кажутся смешными, но в те времена они наводили ужас. Одно их появление означало, что здесь теперь царит смерть. Костюм доктора представлял собой длинный, почти до земли халат из накрахмаленного льна, длинные перчатки и высокие сапоги. Клюв маски набивали травами и ароматическими веществами. Особенно не жалели чеснока — универсального средства «от всего».

Все облачение было призвано оградить врача от «миазмов». Помогал такой костюм слабо, и врачи умирали не реже, чем пациенты. Чумным докторам, правда, хорошо платили городские власти, поэтому те, кто был готов рисковать своей жизнью, всегда находились. В основном речь шла о бедных выпускниках медицинских факультетов или о врачах, которые не снискали славы в «мирное» время.

В качестве профилактики советовалось жечь на улицах и в домах костры, обмывать помещения пахучими растворами, самим дышать парами сжигаемого пороха — опять-таки, чтобы отогнать «миазмы». Из экзотического — прогонять через улицы города скот, дыхание которого якобы очищало воздух аки фильтр. Пауки собирали яд, как и блюдце с молоком, поставленное посреди комнаты. Лук тоже сгодится. На шею можно повесить душистые травы, ароматные цветы и мешочек с фекалиями — должно помочь отогнать болезнь.

Уже заболевшим тоже было из чего выбрать. Например, в яички нужно воткнуть иголки. Если не повезло и яичек нет, стоит попробовать компресс из смеси слив, яблок, жемчуга, красного сандала и кораллов. Снова не повезло и нет жемчуга с кораллами? Тогда берем пиявок, ящериц и высушенных жаб, накрываем ими бубоны и ждем, пока все это добро высосет чумной яд.

В открытые раны можно положить масло и сало, а избавиться от лихорадки наверняка поможет свежая кровь только что убитых щенков и голубей. Действенным считалось вскрытие бубонов и прижигание раскаленной кочергой. Способ на самом деле иногда помогал, вот только был очень высокий риск смерти от сердечного приступа и болевого шока.

Но, конечно, самый топ среди всех методов — молитва. Ежедневно по городам ходили толпы босоногих священников и прихожан, которые истово часами напролет читали молитвы и бичевали себя.

Были и более экзотические примеры массового психоза. Один, например, получил название «хореомания», или одержимость пляской. Собравшиеся в одном месте (например, на площади) люди начинали неистово танцевать и кричать. В таком состоянии они могли находиться несколько часов и даже передвигались пляшущей толпой от одного города к другому. Многие от изнеможения падали, многих затаптывали. Странное явление просуществовало еще пару столетий, после чего вроде бы исчезло. А может, все это выдумки средневековых летописцев, пораженных последствиями чумы.

Последствия

Пандемия хоть и исчезла спустя пять лет, однако отдельные эпидемические вспышки чумы еще долго сотрясали весь мир. Но именно черная смерть оказала огромное влияние на всю европейскую цивилизацию, подтолкнув ее к коренным преобразованиям. Во многом благодаря чуме Западная Европа сегодня именно такая, какая есть.

Выжившим достались полностью разрушенные экономика и торговые связи — как местные, так и международные. Нужно было отстраивать все заново. Зато небывалый расцвет ждал опустевшие города, которые так нуждались в рабочих руках. Из-за их недостатка образовались предпосылки для последующего создания мануфактур, механизации производства и промышленной революции. Простые жители городов и рабочие становятся реальной силой. Видя это, в города бегут крестьяне, подрывая основы феодальной системы.

Разгул болезни подкосил авторитет церкви и вывел на первый план авторитет светских властей, которые хотя бы пытались принимать какие-то меры по сдерживанию пандемии. Зародились новые религиозные течения, которые полтора столетия спустя вылились в Реформацию и протестантизм.

Чума подкосила основную угрозу для Европы — Золотую Орду, которая в итоге распалась на несколько ханств, а вскоре и вовсе прекратила свое существование. В городах начали пытаться поддерживать подобие гигиены, время от времени очищая улицы от нечистот. Сильнейший толчок для развития получила медицина. Обычным явлением стало ранее запрещенное церковью вскрытие трупов на медицинских факультетах, повсеместно распространялись трактаты о профилактике болезней.

И конечно, искусство. Черная смерть породила целый жанр так называемого чумного искусства. Трактаты, стихи, гравюры и картины — на протяжении столетий писатели и художники находили особую красоту в смертельной хвори и ретранслировали ее через свои работы.


До сегодняшнего дня риск очередной эпидемии чумы не исчез окончательно. Однако он как никогда близок к нулю благодаря развитию медицины и устойчивости человечества к подобным заболеваниям, приобретенной за сотни лет ужаса и страданий.

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

tech.onliner.by

Лёгочная чума — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Лёгочная форма чумы является пневмонией и развивается при заражении человека воздушно-капельным путём его органов дыхания. Другой способ заражения — непосредственное занесение инфекции загрязнёнными руками или предметами (например, курительная трубка[1]) на слизистые оболочки. Клинические данные указывают также на возможность заражения через конъюнктиву глаз.

Различия клинических признаков бубонной и лёгочной чумы приводили к тому, что многие авторы независимо друг от друга высказывали мысль, что это разные эпидемические заболевания[2]. Диагностика лёгочной чумы по одним только клиническим признакам – и в наше время дело непростое и неоднозначное (надёжные результаты дает только серологический или бактериологический анализ). Поэтому при анализе исторических документов за клинический признак лёгочной чумы берется такой бросающийся в глаза симптом, как кровохаркание[3].

Юстинианова чума унесла 100 миллионов жизней — больше, чем все последующие эпидемии, но ни один из современников этой пандемии кровохаркание не упомянул[3].

Во времена Чёрной смерти упоминания о кровохаркании уже многочисленны, что говорит о том, что в те времена лёгочная чума уже свирепствовала.

В XV – XVI столетия лёгочная чума постепенно исчезла[4], хотя бубонная чума продолжала свирепствовать.

Таким образом, не удивительно утверждение историка Н.И. Костомарова о том, что во времена Дмитрия Донского «свирепствовало разом несколько эпидемических болезней»[5] — при жизни Н. И. Костомарова (1817-1885) лёгочная чума уже много столетий не случалась и была прочно забыта.

Вновь появилась лёгочная чума лишь в XIX столетии во время Третьей пандемии, и поначалу только в Азии. Тогда же был открыт возбудитель чумы и установлено, что клиническая форма чумы зависит от пути заражения.

Для лёгочной формы характерно развитие в лёгких очагов воспаления в качестве первичных симптомов заболевания чумой.

Существует две стадии лёгочной чумы:

  • Первой стадии характерно преобладание общих чумных симптомов, во второй стадии лёгочной формы присутствуют резкие изменения лёгких больного. В данной форме болезни присутствует период лихорадочного возбуждения, период разгара болезни и терминальный период с прогрессирующей одышкой и комой.
  • Наиболее опасен период, для которого характерно выделение во внешнюю среду микробов — второй период заболевания, имеющий критическое эпидемическое значение. В первые сутки болезни у пациента лёгочной формой чумы фиксируют озноб, головные боли, боли в пояснице, конечностях, слабость, часто тошноту и рвоту, покраснение и одутловатость лица, повышение температуры до отметок в 38 — 41 градус, боли и чувство сжатия в груди, затрудненность дыхания, беспокойность, учащённый и зачастую аритмичный пульс. Затем, как правило, присутствуют учащённое дыхание и одышка. В агональном периоде замечены поверхностное дыхание и резко выраженная адинамия. Фиксируется слабый кашель, мокрота содержит прожилки крови и значительное количество чумных микробов. При этом, изредка, мокрота отсутствует либо имеет нетипичный характер.

Для клиники чумной пневмонии характерна выраженная скудность объективных данных у больных, не сопоставимая с объективно тяжёлым состоянием пациентов, изменения лёгких практически отсутствуют, либо незначительны на всех стадиях заболевания. Хрипы практически не прослушиваются, бронхиальное дыхание слышно лишь на ограниченных участках. При этом больные первичной лёгочной формой чумы без необходимого лечения погибают в течение двух-трёх дней, характерна абсолютная летальность и стремительное течение заболевания.

Прививки живыми и убитыми противочумными вакцинами, эффективные против бубонной чумы, от лёгочной чумы не защищают. Первые вылеченные больные появились только с введением в практику стрептомицина.[6]

М. П. Козлов и Г. В. Султанов (1993) приводят статистические данные на основе анализа публикаций с 1900 по 1997 год, согласно которым, на фоне снижения общего числа больных всеми формами чумы, в 1990—1997 году начался рост количества вспышек легочной формы инфекции[7].

В 1994 году легочная чума вновь вспыхнула в Индии, которая уже 30 лет считалась «свободной от чумы». Чума и на этот раз появилась нераспознанной — первыми тревогу подняли врачи ряда госпиталей города Сурат после того, как сразу пять больных, поступивших в госпиталь с пневмонией, умерли в течение первых суток пребывания в госпитале. Первые подозрения на чуму возникли лишь на третьи сутки, а лабораторное подтверждение диагноза поступило лишь ещё через три дня. Слух о появлении чумы мгновенно разнёсся по городу, возникла паника, полное число беженцев из города до установления карантина оценивается в 250—300 тыс. человек. В результате чуму разнесли по всей Индии — по данным Национального института инфекционных заболеваний (Дели) было зарегистрировано 811 серопозитивных больных в 5 штатах Индии, а один человек умер от чумы в Дели. Тем не менее, даже в густонаселённой Индии эта вспышка чумы унесла всего 56 жизней, из которых 52 летальных исхода зарегистрированы в злосчастном Сурате[8].

  1. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С., Очерки истории чумы. Очерк XXXI. Эпидемия легочной чумы в Манжурии и забайкалье (1910—1911)
  2. ↑ Даниэл М. — Тайные тропы носителей смерти. — Прогресс, 1990. ISBN 5-01-002041-6
  3. 1 2 Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С., Очерки истории чумы. Книга I. Чума добактериологического периода.
  4. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С., Очерки истории чумы. Очерк VI Исчезновение лёгочной чумы (XV — XVI столетия)
  5. Н.И. Костомаров , Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей.
  6. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С., Очерки истории чумы. Очерк XXXV Эпидемии чумы в Маньчжурии в 1945—1947 гг. — перелом в лечении и в профилактике чумы
  7. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С., Очерки истории чумы. Очерк XXXII «Дремлющая» чума конца XX столетия
  8. Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С., Очерки истории чумы. Очерк XXXVI Чума в Индии 1994 г. — тупик бактериальной эпидемиологии чумы
  • Фёдоров В. Н., Рогозин И. И., Фенюк Б. К. Профилактика чумы / Под ред. Б. Н. Пастухова. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Медгиз, 1955. — 230 с. — 10 000 экз. (1-е изд. — 1953)
  • Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. Очерки истории чумы: В 2-х кн. — Кн. I: Чума добактериологического периода. — М.: Вузовская книга, 2006. — 468 с. — ISBN 5-9502-0093-4.
  • Супотницкий М. В., Супотницкая Н. С. Очерки истории чумы: В 2-х кн. — Кн. II: Чума бактериологического периода. — М.: Вузовская книга, 2006. — 696 с. — ISBN 5-9502-0094-2.
  • Козлов М. П., Султанов Г. В. Эпидемические проявления чумы в прошлом и настоящем. — Махачкала: Дагестанское кн. изд-во, 1993. — 336 с. — ISBN 5-297-00261-3.

ru.wikipedia.org

Клиническая картина чумы — Википедия

Клиническая картина чумы дифференцирована в зависимости от способа заражения пациента.

Как правило, выделяют следующие формы протекания болезни:

  • Локальная форма (кожная, бубонная и кожно-бубонная) — в такой форме чумный микроб во внешнюю среду практически не попадает (хотя инфекция может передаваться укусившим больного блохам и даже клопам).
  • Генерализованная форма (первично и вторично-септическая) с повышенным рассеиванием микроба во внешнюю среду, первично-лёгочная, вторично-лёгочная и кишечная с обильным выбросом микроба.

При этом кишечная форма чумы выделяется исключительно как осложнение других форм данного заболевания и, как правило, не присутствует в классификации форм протекания болезни.

Инкубационный период чумы составляет от 72 до 150 часов, в большей части случаев не превышая трёх суток. В исключительных случаях при ряде форм заболевания возможно его сокращение до нескольких часов.

Особенностью заболевания является его картина развития. Признаки заболевания проявляются внезапно, без предварительных симптомов первичного развития. Как правило, не наблюдается озноб и слабость, повышение температуры до +39 — +40 градусов происходит внезапно, больной испытывает сильные головные боли, зачастую приступы рвотных позывов. Фиксируется покраснение (гиперемия) лица, конъюнктивы век и глазного яблока, мышечные боли, чувство разбитости.

Характерные признаки заболевания: белый налет на поверхности языка, значительно расширенные ноздри, заметная сухость губ. Как правило, наблюдается повышение температуры кожного покрова, её сухость, возможно проявление сыпи, однако в некоторых случаях (в частности, при сердечной слабости) возможно внешнее проявление пота при относительно холодной коже больного. Особенностью чумы является постоянное чувство жажды у пациента.

Заболевание отличает высокая степень поражения центральной нервной системы больного вследствие сильной интоксикации, результатом чего является бессонница, либо возбуждение. В ряде случаев присутствует бред (иногда эротический), и потеря координации движений. Характерны беспокойство, суетливость, повышенная подвижность больного. В ряде случаев фиксируется нарушение пищеварения, затруднения мочеиспускания и болезненность живота при непосредственном контакте. Как правило, в крови у пациента будет зафиксирован полинуклеарный лейкоцитоз от двадцати до пятидесяти тысяч со сдвигом формулы крови влево при незначительном изменении со стороны крови, нормальном количестве эритроцитов и гемоглобина, ускоренной СОЭ. Гибель пациента вызывает сильный сепсис и выраженная токсинемия.

Клиническую форму заболевания чумой формируют не его симптомы, а как правило, случаи местного поражения больного, а именно проявления бубонной, септической и, реже, лёгочной чумы.[1]

Проникновение микроба чумы через кожу первичной реакции не вызывает, лишь в 3 % случаев присутствует покраснение и уплотнение кожи при заметной болезненности. При этом первичное покраснение-папула превращается в везикулу и пустулу, после чего болезненность снижается, затем внешние признаки более не проявляются. Однако воспалительный процесс прогрессирует, возникает карбункул, переходящий в язву, которая по факту заживления формирует рубец. В некоторых случаях при поражении лимфатических узлов фиксируется бубонная форма чумы.

Кожно-бубонная форма чумы фиксируется при проникновении микроба кожным путём. Проникший под кожный покров микроб чумы с потоком лимфы заносится в лимфатический узел больного, вызывая воспалительный процесс, перетекающий на близлежащие ткани, создавая так называемый бубон, довольно болезненный при пальпации. При этом воспалительные процессы снижаются.

Бубонная форма чумы

Бубонная форма чумы характерна отсутствием реакции на месте внедрения микроба, в отличие от кожной формы. Симптомы обнаруживаются на лимфатических узлах пациента, чаще всего замечены паховые и бедренные бубоны, реже — подмышечные и шейные.
Первый признак бубонной чумы — резкая болезненность на месте развивающегося бубона, которая отмечается как при движении, так и в покое. В первичной стадии чумы в очаге бубона можно прощупать отдельные гипертрофированные лимфатические узлы. Затем бубон синтезируется с окружающими тканями в единое образование, таким образом, являясь важным признаком бубона чумы. При прощупывании единого бубона ощущается опухоль, плотная лишь в своём центре, расположении лимфатических узлов. Кожа в районе бубона приобретает красные оттенки, в центре может перетечь в синеву.
Важно заметить, что размер бубона характеризует течение болезни: при доброкачественном течении бубон получает развитие и достигает размеров куриного яйца и более, фаза воспалительного процесса занимает около шести-восьми дней. Затем происходит нагноение и рассасывание, склероз бубона. Напротив, при тяжёлом течении чумы бубон не развивается, микроб преодолевает границы лимфоузлов, с помощью потока лимфы получая распространение по организму, что может повлечь летальный исход без специальной терапии. Следует отметить, что негативного процесса, как правило, удаётся избежать, применяя антибиотики, вызвав рассасывание бубона, избегая распространение микроба.
Диагностическое значение имеет несоответствие температурной реакции организма частоте пульса больного, поскольку пульс достигает 140 ударов в минуту, отмечается аритмия. Как правило, снижается максимальное кровяное давление. В критичных случаях максимальное давление занижено до отметки 90—80, минимальное — до 45—40. В настоящее время больные бубонной формой чумы погибают крайне редко, что достигается применением антибиотиков, однако, бубонная форма чумы может вызывать как осложнение чумную пневмонию, что неблагоприятно сказывается на течении болезни и создаёт большую опасность распространения чумного микроба воздушно-капельным путём. Обособленной формой осложнения является менингит, для которого характерны сильная головная боль, болезненная напряжённость мышц затылка, поражение черепно-мозговых нервов и симптом Кернига положительного типа, не исключены конвульсии. У беременных женщин не исключены аборт либо преждевременные роды.

Септическая форма чумы с поражением конечностей

При первично-септической форме чумы микроб проникает кожным путём либо через слизистые оболочки, что связано с высокой вирулентностью микроба, его массивной заражающей дозой и невысокой сопротивляемостью организма больного. Это позволяет возбудителю проникнуть в кровь пациента без каких-либо заметных внешних изменений, преодолев защитные механизмы организма. Первичным признаком заболевания является высокая отметка температуры пациента, причём повышение фиксируется неожиданно для больного. Сопровождается одышкой, учащённым пульсом, бредом, адинамией, прострацией. Не исключено проявление характерной сыпи на коже больного. При отсутствии лечения в течение двух-четырёх дней наступает летальный исход. В исключительных случаях при негативных условиях замечен летальный исход в течение суток, так называемая «молниеносная форма чумы», причём без каких-либо характерных клинических признаков.

Вторично-септическая чума развивается в случае летального исхода в терминальном периоде всех других форм болезни. При этом развивается бактериемия, которая имеет существенное эпидемиологическое значение, так как делает возможной дальнейшую передачу инфекции контактным или трансмиссивным путём.

Лёгочная форма чумы является первичной пневмонией и развивается при заражении человека воздушно-капельным путём его органов дыхания.
Другой способ заражения — непосредственное нанесение инфекции загрязненными руками или предметами (например, курительная трубка) на слизистые оболочки. Клинические данные указывают также на возможность заражения через конъюнктиву глаз. Для лёгочной формы характерно развитие в лёгких очагов воспаления в качестве первичных симптомов заболевания чумой. Существует две стадии лёгочной чумы. Для первой стадии характерно преобладание общих чумных симптомов, во второй стадии лёгочной формы присутствуют резкие изменения лёгких больного. В данной форме болезни присутствует период лихорадочного возбуждения, период разгара болезни и терминальный период с прогрессирующей одышкой и комой. Наиболее опасен период, для которого характерно выделение во внешнюю среду микробов — второй период заболевания, имеющий критическое эпидемическое значение.
В первые сутки болезни у пациента лёгочной формой чумы фиксируют озноб, головные боли, боли в пояснице, конечностях, слабость, часто тошноту и рвоту, покраснение и одутловатость лица, повышение температуры до отметок в +39 — +41 градус, боли и чувство сжатия в груди, затрудненность дыхания, беспокойность, учащённый и зачастую аритмичный пульс. Затем, как правило, присутствуют учащённое дыхание и одышка. В агональном периоде замечены поверхностное дыхание и резко выраженная адинамия. Фиксируется слабый кашель, мокрота содержит прожилки крови и значительное количество чумных микробов.
При этом, изредка, мокрота отсутствует либо имеет нетипичный характер. Для клиники чумной пневмонии характерна выраженная скудность объективных данных у больных, не сопоставимая с объективно тяжёлым состоянием пациентов, изменения лёгких практически отсутствуют, либо незначительны на всех стадиях заболевания. Хрипы практически не прослушиваются, бронхиальное дыхание слышно лишь на ограниченных участках. Больные первичной лёгочной формой чумы без необходимого лечения погибают в течение двух-трёх дней, при этом характерна почти абсолютная (98-100 %) летальность и стремительное течение заболевания.

Диагностика типичных случаев заболевания чумой во время эпидемии или эпизоотии не представляет затруднений, однако первые случаи выявляются затруднительно. Заболевание чумой следует дифференцировать от ряда инфекционных болезней, имеющих сходную с заболеванием чумой клиническую картину, к примеру, туляремии, сибирской язвы, туберкулеза, сыпного тифа, пневмонии, лимфаденитов.

К примеру, поражения кожи при заболевании чумой сходны с таковыми при сибирской язве, однако в случае сибирской язвы проявляется локализация первичных повреждений, прежде всего, на открытых частях тела, отсутствие болезненности околоязвенной области и столь высокой температуры тела, наличие отечности и тёмный цвет струпа, менее выраженная общая реакция организма.

Более трудно диагностируется лёгочная форма чумы, которую довольно легко принять за гриппозную или крупозную пневмонию, лёгочную форму сибирской язвы либо туберкулез. Однако мокрота при крупозной пневмонии имеет коричнево-ржавый цвет, её количество значительно меньше, структура более вязкая. При крупозной пневмонии присутствует герпес и ряд характерных симптомов. Для гриппозных пневмоний характерны слизистая или гнойная мокрота, ринит и наличие герпеса. Лёгочную форму сибирской язвы можно отличить за счёт более выраженных объективных данных, поражений лёгких, катаральных явлений.

В то же время септическая форма чумы клинически практически не поддается однозначной диагностике. Возможны ошибки при её дифференцировании от сыпного тифа. Однако, последний имеет более длительное течение болезни и сроки появления характерной сыпи. Несмотря на некоторую возможность определения, гарантированный эффект даёт лишь бактериологический или серологический анализ.

Современные методики диагностики и профилактики[править | править код]

  • В настоящее время на территории Российской Федерации действуют «Инструктивно-методические указания по диагностике, лечению и профилактике чумы», утверждённые Минздравом СССР 14 сентября 1976 года.
  • Санитарно-эпидемиологические правила СП 3.1.7.1380-03 от 06.VI.2003, утверждённые Постановлением Главного государственного санитарного врача в части «Профилактика чумы».
  • Ряд приказов по диагностике и профилактике чумы на территории РФ.
  1. ↑ «Инструктивно-методические указания по диагностике, лечению и профилактике чумы», утверждены Минздравом СССР от 14.IX.1976. — Данная работа является подзаконным актом и не охраняется авторским правом согласно части четвёртой Гражданского кодекса Российской Федерации № 230-ФЗ от 18 декабря 2006 года.

ru.wikipedia.org

"Чума на оба ваши дома": как великие эпидемии повлияли на человечество

Для того чтобы локальная вспышка инфекции переросла в пандемию, то есть распространилась на очень большие территории, должны сложиться особые обстоятельства. Человечество заплатило огромную цену за то, чтобы понять, что же именно запускает эпидемии и как их эффективно останавливать. 

Бубонная чума

Самая известная эпидемия Средневековья произошла в XIV веке в Европе, выкосив до 60% ее населения. На самом деле это не единственная пандемия чумы: первая возникла в VI веке н.э. в Византии во время правления императора Юстиниана I, за что и получила название Юстинианова. Она продлилась 30 лет — с 540 по 570 год и унесла около ста миллионов жизней на территории Константинополя, Италии, Малой Азии, Египта и Эфиопии.

Пандемии предшествовали несколько очень холодных зим, приведших к гибели урожая, голоду и локальным вспышкам тифа. Эти факторы и в будущем будут катализаторами больших эпидемий. Почти всегда это войны, неурожай, голод, которые ослабляют здоровье людей и делают их более уязвимыми для инфекции.

Диорама, показывающая сцену чумы в Риме, XVI век

© Science & Society Picture Library/SSPL/Getty Images

Следующая после Юстиниановой чумы пандемия XIV века — та самая знаменитая Черная смерть, от которой спасались герои "Декамерона" Боккаччо. Тела чумных больных чернели еще при жизни из-за разложения тканей, вызванного тяжелым сепсисом, и, по воспоминаниям современников, наводили ужас на окружающих. Это название, впрочем, не использовалось во время эпидемии: его придумали историки позже. А во время эпидемии чуму называли моровой язвой, мором или просто заразой. 

За 20 лет до прихода в Европу чума вспыхнула в Монголии среди кочевников, которые употребляли в пищу мясо степных сурков — носителей чумы. Кроме того, охота на этих грызунов привела к переселению зараженных чумой блох с сурков на крыс, которые всегда жили рядом с людьми. На распространение болезни повлиял и образ жизни монголов, связанный с постоянной миграцией. В 1338 году чума опустошила Китай и Монголию, в 1340-м — Астрахань и Нижнее Поволжье.

В 1346 году монголы занесли инфекцию в Крым, в город Каффу (современная Феодосия), где они штурмовали генуэзские крепости. Так чумой заразились генуэзцы, которые с торговыми кораблями и привезли ее в сицилийский город Мессину в октябре 1347 года. После этого зараза всего за несколько недель расползлась по всему Средиземноморью. 

Причиной столь быстрого распространения инфекции часто называют жуткую антисанитарию, которая царила в городах. На самом деле эпоха "немытой Европы", которую так красочно описал в романе "Парфюмер" Патрик Зюскинд, наступила позже, а в XIV веке европейцы были вполне чистоплотными. В европейских городах пользовались популярностью общественные бани, но именно там люди чаще всего и заражались. Посетители бань складывали свою одежду в общих раздевалках, что способствовало обмену чумными блохами. 

Врачи оказались бессильны против чумы: им в голову не приходило, что болезнь вызвана возбудителем. Хотя бубонная чума не передается от человека к человеку воздушно-капельным путем, она возникает в результате укуса инфицированной блохи или тесного контакта с телом зараженного, в то время причиной заражения считали дурной воздух. Именно из-за этого суждения врачи стали носить маски с длинным клювом. Позже чумной доктор появился среди персонажей в итальянском народном театре — комедии дель арте. Сегодня это одна из знаменитых венецианских масок. Доктора клали в клюв ароматические травы и тряпки, смоченные эфирными маслами: так они пытались защититься от зараженного и смрадного чумного воздуха.

Защитная одежда, которую носили врачи, лечившие пациентов во время бубонной чумы, 1665 год

© General Photographic Agency/Getty Images

Методы лечения чумы не только не помогали, но и усугубляли состояние больного: доктора в антисанитарных условиях вскрывали бубоны — нагноенные и разбухшие лимфатические узлы, пускали больным кровь, купали их в моче, в богатых семьях несчастных заставляли принимать толченые изумруды и жемчуг. Особо религиозные люди практиковали самобичевание. Гедонисты — пышные и веселые застолья, так как считали, что уныние и отчаяние делают организм слабым и подверженным болезни. 

Единственным действенным методом борьбы с заразой оказался карантин: все корабли, приходящие в порты, обязаны были простоять у берега 40 дней, прежде чем люди могли спуститься на землю. Справедливо считалось, что за этот срок симптомы чумы проявятся. После этого кораблю выдавали специальный пропуск с информацией, откуда он пришел, а также подтверждающий, что команда чиста от чумы. От названия этого пропуска образовано слово "паспорт".

Состоятельные европейцы стремились покинуть зараженное место, уехать в дальние имения и самоизолироваться. Именно так поступили герои "Декамерона" Джованни Боккаччо. 

В результате пандемии в Европе резко подорожала рабочая сила, что не нравилось богачам. Попытки заставить людей работать за дочумную плату привело к восстаниям, началась массовая урбанизация. 

Чума повлияла и на религиозные взгляды европейцев: вера многих в те годы пошатнулась, люди больше не верили во всесильность католической церкви, что способствовало возникновению новых ересей. 

Попытки осмыслить причины появления чумы приводили к поиску виноватых: начались гонения на евреев, мусульман, прокаженных. Инквизиция устраивала показательные казни ведьм, отравителей и "сеятелей" чумы — тех, кто якобы нарочно заражал народ. 

Чума повлияла и на историю Российского государства: Русь сильно пострадала от пандемии, от нее погибла почти вся семья князя Семена Гордого, старшего сына Ивана Калиты. От всего княжеского рода уцелели лишь два мальчика — будущие князья Дмитрий Донской и Владимир Серпуховской. Но отсутствие споров за власть между наследниками и стало причиной укрепления Московского княжества и возвышения Москвы. 

В 1855 году пандемия чумы случилась в китайской провинции Юнань — болезнь стала результатом жестокой гражданской войны. За четыре года в Китае умерло около двух миллионов человек.

Возбудителя инфекции — чумную палочку — открыл в 1894 году швейцарский бактериолог Александр Йерсен. Спустя два года другой гражданин Швейцарии, выходец из Российской империи, еврейский бактериолог Владимир Хавкин создал первую эффективную сыворотку против чумы. 

Сегодня чума успешно лечится антибиотиками, если терапия начата на ранних стадиях болезни. С 2010 по 2015 год в мире было зарегистрировано 3248 случаев заболевания чумой, в том числе 584 случая смерти. Самая неблагоприятная эпидемиологическая обстановка отмечается в Республике Конго, на Мадагаскаре и в Перу. 

Натуральная оспа

Достоверные сведения о заболеваниях натуральной (или черной) оспой существуют со времен Римской империи. Ученые полагают, что человеку оспа передалась от верблюдов в начале эры на Ближнем Востоке. Оспа — высокозаразная вирусная инфекция, смертность от которой составляет от 30 до 90%, вероятность заразиться ею у человека без иммунитета или прививки — 100%. 

У выживших оспа приводила к бесплодию, слепоте, уродовала лицо и тело глубокими рубцами. Известны эпидемии натуральной оспы в Китае в IV веке, в Японии в 737 году — тогда от нее умерло 30% населения страны. В VIII веке оспа пришла в Индию — после этого в индуизме появилась сварливая богиня оспы Шитала. Считалось, что она насылала оспу в наказание за проступки: кидала свое ожерелье в людей, и те, в кого попадали бусины, заболевали. В IX веке оспа поразила Францию, в X и XIV веках — Русь. Традиция русских дворянок сильно белиться появилась именно тогда: женщины накладывали на лицо толстый слой косметики, чтобы скрыть уродливые оспины на коже. 

Оспой болели все сословия, от нее умирали и крестьяне и монархи. В XVII веке в Англии оспа унесла жизнь королевы Марии II, в России — уже в XVIII веке — царя Петра II. 

Отделение больных оспой в больнице Хэмпстед, Лондон, 1820 год

© Hulton Archive/Getty Images

В конце XVII века в Англии каждый четвертый умирал от оспы, в Пруссии с населением 7 млн человек умирало 40 тыс. человек в год, а в период вспышек смертность удваивалась. 

Создать вакцину от оспы врачи пытались на протяжении нескольких веков. Пробовали вскрывать гнойный пузырек на коже больного и затем палочкой переносить гной под кожу здорового человека, заражая таким образом оспой в легкой форме. Однако смертность от такой прививки была высокой, особенно среди детей. Медики изучали статистику и проводили вакцинацию в детских приютах и среди преступников. Результаты говорили о том, что при эпидемии гибнет в 10 раз больше людей, чем после прививки, поэтому прививки продолжали проводить. Так, английская писательница XVIII века Мэри Монтегю добровольно сделала прививку себе и своему маленькому сыну. Была привита семья английского короля Георга VI, в России на прививку решилась Екатерина II. 

Первую в мире вакцину от оспы в конце XVIII века создал английский врач Эдвард Дженнер, используя неопасный для человека вирус коровьей оспы. А с 1800 года в английской армии ввели обязательную вакцинацию. С тех пор она широко пропагандировалась, в том числе священнослужителями.

Эдвард Дженнер

© CC BY 4.0/Wikimedia Commons

В России к концу XIX века открывались прививочные станции, тем не менее от оспы ежегодно умирало около 50 тыс. человек. Обязательная вакцинация была введена в стране только после прихода советской власти — в 1919 году, а последняя вспышка отмечалась в 1935 году. 

В 1959 году, когда считалось, что оспа побеждена, в СССР произошел инцидент: инфекцию обнаружили у известного советского художника, дважды лауреата Сталинской премии, автора знаменитых военных плакатов Алексея Кокорекина после его визита в Индию, где он присутствовал на торжественной кремации брамина. 

По воспоминаниям хирурга Юрия Шапиро, Кокорекин по приезде в Москву успел пообщаться с женой, друзьями, всем вручил подарки. Спустя пару дней почувствовал себя плохо, лечился на дому, потом каретой скорой помощи был доставлен в Боткинскую больницу, где и умер. 

Посмертный диагноз художнику смог поставить лишь пожилой известный врач, патологоанатом Николай Краевский, который еще помнил, как выглядят симптомы оспы. КГБ поручили найти всех, с кем успел пообщаться покойный, но выяснилось, что среди 46 заболевших есть и те, кто даже не виделся с художником. Среди них — молодой человек, которых лежал в той же больнице, но на другом этаже (заразился через вентиляцию), и даже истопник, проходивший мимо палаты Кокорекина. Боткинская больница была закрыта на карантин вместе со всеми больными. Трое из 46 заразившихся умерли. Медики в срочном порядке ревакцинировали более 4 млн москвичей — эпидемию удалось остановить. 

По данным ВОЗ, в 1980 году после проведенной глобальной иммунизации натуральная оспа была ликвидирована. Эта болезнь больше не возникает естественным путем, но образцы вируса хранятся в лабораториях с высоким уровнем защиты.

Холера

Холера была известна с Античности — ее описывал Гиппократ. Вероятно, люди впервые заболели холерой в Индии, на затопляемых территориях близ впадения Ганга и Инда в океан. Там обитал планктон, среди которого жили бактерии, близкие к возбудителю холеры — холерному вибриону.

До начала XIX века люди болели холерой, однако не заражали друг друга, но потом бактерия холеры мутировала и приспособилась к кислой среде человеческого желудка.

Ученые предполагают, что причиной стала природная катастрофа: в 1815 году произошло мощнейшее извержение индонезийского вулкана Тамбора, уничтожившее три островных царства — Пекат, Сангар и Тамбора.

Вулкан Тамбора

© AP Photo/KOMPAS Images/Iwan Setiyawan

Столб пепла поднялся на высоту 40 км и повис плотным одеялом над землей, задерживая тепло и свет солнечных лучей. 1816 год вошел в историю как "год без лета": из-за холода случился неурожай, взлетели цены на зерно, начался голод. В Бенгалии нарушились места нереста рыбы, произошли изменения в популяции планктона, а следом бактерия холеры мутировала и приобрела способность передаваться от человека к человеку.

Первые эпидемии произошли в Индии, Бенгалии и Бангладеш. В Индии, по разным данным, погибло от 100 тыс. до 1 млн человек, но тогда эпидемия не вышла за пределы Азии. 

В России в 1823 году вспышка была отмечена в Астрахани — вероятно, инфекцию туда завезли персидские купцы. Но и тогда за пределы города эпидемию не пустили, введя в Астрахани строгий карантин.

Погасить вспышку 1829 года уже не смогли. Эпидемия "собачьей смерти", или "индийской болезни", была связана с возвращением в Российскую империю русской армии после войн с персами и турками. Попытки сдержать распространение инфекции и введение жестких карантинных мер в 1830–1831 годах привели к холерным бунтам. Простой люд искал виновных: среди рабочих, крестьян и мещан распространились слухи, что врачи и чиновники намеренно травят народ. Во время погромов были убиты врачи и военные, а властям пришлось мобилизовать войска, чтобы подавить волнения в Тамбове, Старой Руссе, Новгороде и Петербурге.

Крестный ход против холеры в России, 1893 год

© bildagentur-online/uig via getty images

Осенью 1830 года эпидемия холеры началась в Москве. Император Николай I покинул Петербург, приехал в Белокаменную и выступил перед народом: это помогло остановить панику. Мужественный поступок императора отметил Александр Пушкин в стихотворении "Герой". Сам поэт из-за холерного карантина провел осень в имении Большом Болдине, позже эта пора войдет в историю литературы как Болдинская осень — самый продуктивный период в творчестве Пушкина.

Из России холера проникла в Европу: сначала в Польшу, потом в Пруссию и Францию. Испугавшиеся парижане, спасаясь от заразы, разъехались по провинциям, разнося инфекцию по всей стране: началась эпидемия.

Люди, молящиеся за избавление от эпидемии холеры, в Польше, 1873 год

© Hulton Archive/Getty Images

Болезнь считалась постыдной из-за ее симптомов: сильнейшего поноса и обильной рвоты. Однако, как и во время эпидемии чумы в XIV веке, врачи XIX века не связывали причину болезни с бактериями-возбудителями.

"Холера" в переводе с греческого означает "желчь". Вплоть до конца XIX века в медицине считалась неоспоримой теория, сформулированная еще Гиппократом: согласно ей, все болезни происходили из-за дисбаланса в организме четырех "соков" — жизненно важных жидкостей: крови, черной, желтой желчи и слизи. Выброс желчи, по мнению врачей, и приводил к холере. Из-за неправильного представления о болезни врачи не только не умели ее лечить, но и использовали методы, которые увеличивали страдания и смертность больных. 

В 1854 году итальянский врач Филиппо Пачини попытался опровергнуть эту теорию и предположил, что холеру вызывают возбудители — микробы, а человек умирает в результате потери жидкости. Однако научное сообщество проигнорировало его исследования и продолжало лечить больных по своему усмотрению.

Так как причиной холеры считали излитие желчи, с больными делали все, чтобы разлившуюся желчь "выгнать": пускали кровь, ничем не замещая ее, парили в банях и саунах, чтобы больной сильнее потел, давали рвотное, чтобы очистить желудок от "дурных соков", не поили, давали токсичную ртутную соль. Подстилки, пропитанные выделениями больных, в больницах не стирали, а просто просушивали, что способствовало заражению других людей, контактирующих с тканью.

Успеха в лечении добились модные в то время гомеопатические клиники. Гомеопаты в XIX веке использовали методы водолечения: больных заворачивали в мокрые простыни и постоянно поили, в результате смертность в таких клиниках была в 5–8 раз ниже, чем в традиционных. Но классические врачи обвиняли гомеопатов во вранье и подмене больных здоровыми. Вплоть до начала ХХ века идея замещать в организме потерянную жидкость считалась шарлатанством.

Опровергнуть "теорию миазмов", то есть зловония, дурного воздуха, удалось британскому врачу Джону Сноу, который в 1854 году доказал, что вспышка холеры в лондонском Сохо связана с загрязненной водой. Он выяснил, что все заболевшие пили воду из водозаборной колонки на Брод-стрит, и убедил власти снять с колонки насос. Также Сноу удалось добиться закрытия самых грязных колонок, которые качали воду из Темзы. После этого смертность от холеры упала с восьмисот человек в месяц до ста.

Вакцину против холеры в 1892 году создал тот же бактериолог, что открыл вакцину от оспы, — Владимир Хавкин. Благодаря вакцинации, а также улучшению санитарных условий в городах с 20-х годов XX века холера стала проблемой преимущественно бедных стран. В 1961–1971 годах пандемия холеры произошла в Южной и Юго-Восточной Азии и в Южной Америке.

Владимир Хавкин

© CC BY 4.0/Wikimedia Commons

Вспышка холеры последовала за землетрясением на Гаити в 2010 году: тогда заразилось более 230 тыс. человек, более 4,5 тыс. умерло. Причинами эпидемии стало нарушение санитарных норм в лагерях миротворцев, которые прибыли восстанавливать остров и помогать населению.

Испанка

В XIX веке грипп был хорошо известен как "английская болезнь" из-за его активности в промозглую и холодную погоду, но серьезно к нему не относились: куда больше в то время врачей занимал туберкулез.

Благоприятную почву для эпидемии испанки создала Первая мировая война. Лишения, холод, антисанитария, вспышки тифа и недоедание подорвали иммунитет людей и сделали их более уязвимыми для инфекции. А передвижения солдат на огромные расстояния способствовали быстрому распространению инфекции.

Вероятно, новый тип гриппа в Европу завезли китайские рабочие, которые приезжали на заработки: шла война, рук не хватало. Существует также теория, что испанка — результат мутации штамма, который передался человеку от домашней птицы.

Новый тип гриппа, по сути, не имел отношения к Испании: первые больные были зарегистрированы в госпитале военной базы Форт-Райли в США в 1918 году. Но уже через несколько недель ею начали болеть и в Европе. Чтобы не спровоцировать панику, врачи молчали и не делали никаких заявлений.

Солдаты из Форт-Райли, заболевшие испанским гриппом, в больничной палате, 1918 год

© Public domain/Wikimedia Commons

Испания, сохранявшая нейтралитет в войне, была единственной страной, которая открыто говорила и писала об эпидемии в прессе. Оттого создавалась иллюзия, что болезнь именно испанская, хотя в соседних воюющих странах испанка косила тысячи людей ежедневно. Это была последняя в истории медицины эпидемия, в ходе которой врачи не знали ни ее причин, ни лечения.

Первое время даже считали, что испанка сопутствует тифу или является его осложнением. Искали возбудителя, предполагали, что инфекцию разносят москиты — именно поэтому над кроватями больных вешали москитные сетки. Существовали даже конспирологические версии: что болезнь вызвана бактериологическим оружием и водой, которую отравили немцы. О том, что испанка на самом деле — разновидность гриппа, догадаются только в 30-е годы.  

В США отмечали, что больше и чаще болели солдаты и дети в приютах, но списывали на то, что те пользовались одной посудой и общими зубными щетками. В Америке стали устанавливать на улицах питьевые фонтанчики, которые исключали контакт слизистой с краном. Врачи рекомендовали полоскания содой, мазали глотку раствором йода — таким образом они действительно убивали вирус, и эти методы имели некоторую эффективность.

Трамвай в Сиэтле во время испанского гриппа. Кондуктор и пассажиры в защитных масках, 1918 год

© Public domain/Wikimedia Commons

Власти пытались остановить болезнь введением карантинов, одно время даже запрещалось здороваться за руку, однако масштаб пандемии был таким огромным, что эти меры не работали. Пик пандемии был связан с демобилизацией солдат, которые возвращались домой с войны.

Болезнь в острой форме убивала за два-три дня: человек страдал от очень высокой температуры, головной боли и ломоты в костях. Потом начинался кашель с кровавой мокротой, лицо синело, наступало удушье.

Вирус не щадил в первую очередь молодых. Так, советский революционер Яков Свердлов умер от испанки в возрасте 33 лет, актриса Вера Холодная — в 25 лет, французский поэт Гийом Аполлинер — в 38. Это связано с тем, что вирус вызывал сильнейшую реакцию иммунной системы больного, которая поражала не только очаг воспаления, но и весь организм. У пожилых людей и детей иммунная система была слабее, поэтому они выживали чаще. 

Испанский грипп давал осложнения на сердце, приводил к менингиту и пневмонии.

Знак на военно-морском авиационном заводе в Филадельфии, указывающий на опасность испанского гриппа, 1918 год

© U.S. Naval History and Heritage Command via AP

Врачи не знали, как лечить болезнь, и назначали пациентам ударные дозы аспирина, и в таких случаях люди умирали не от гриппа, а от передозировки лекарства.

Считается, что испанкой за полтора года пандемии переболело 550 млн человек. Количество жертв испанского гриппа превысило потери в Первой мировой войне: по некоторым данным, он унес жизни от 50 млн до 100 млн человек. В 1919 году пандемия пошла на спад и больше не возвращалась.

В начале нового тысячелетия американские ученые смогли воссоздать генную структуру вируса испанки. В 2009 году вирус того же серотипа (то есть с той же антигенной структурой клетки) вызвал в мире пандемию свиного гриппа.

Карина Салтыкова, Артем Процюк

tass.ru

Септическая чума — Википедия

Септическая чума — одна из трёх основных форм чумы. Болезнь вызывается чумной палочкой, грамотрицательной бактерией. Септическая чума является опасной для жизни инфекционной болезнью крови, чаще всего передаётся через укусы от заражённых блох.

Как и некоторые другие формы грамотрицательного сепсиса, септическая чума может вызвать диссеминированное внутрисосудистое свёртывание, и почти всегда заканчивается смертельным исходом при отсутствии лечения (уровень смертности в средневековые времена был 99-100 процентов). Тем не менее, эта форма чумы происходит только в меньшинстве случаев при заражении чумной палочкой (менее 5000 человек в год). В настоящее время является самой редкой из трёх разновидностей чумы[1].

Инфицирование человека иерсинией чаще всего является результатом укуса заражённой блохи или инфицированного млекопитающего, но, как и большинство бактериальных системных заболеваний, болезнь может передаваться через повреждения кожного покрова или путём вдыхания инфекционных капель влаги при чихании или кашле. Если бактерии попадают в кровоток, а не в лимфу или лёгкие, они размножаются в крови, вызывая бактериемию и тяжёлый сепсис. При септической чуме бактериальные эндотоксины вызывают диссеминированное внутрисосудистое свёртывание крови (ДВС-синдром), где крошечные сгустки крови образуются по всему телу, обычно приводя к локализованному ишемическому некрозу, отмиранию тканей из-за недостатка кровообращения и перфузии.

ДВС приводит к истощению ресурсов организма из-за невозможности контролировать кровотечение. Следовательно, несвернувшаяся кровь просачивается в кожу и другие органы, что приводит к красной или чёрной пятнистой сыпи и кровавой рвоте или кровохарканью. Сыпь может вызвать неровности на коже, которые выглядят как укусы насекомых, и, как правило, имеют красный цвет, иногда белые в центре.

При отсутствии лечения септическая чума почти всегда заканчивается смертельным исходом. Лечение антибиотиками снижает смертность до показателя 4-15 процентов. Смерть почти неизбежна, если лечение задерживается более чем на 24 часа, а некоторые люди могут даже умереть в день заражения, причём до появления каких-либо характерных клинических признаков.

Септическая чума вызывается горизонтальной и прямой передачей[2]. Горизонтальная передача является передачей заболевания от одного человека к другому, независимо от соотношения крови. Прямая передача происходит от тесного физического контакта с лицами, воздушно-капельным путём, от прямого укуса блохи или инфицированного грызуна. Наиболее распространёнными грызунами-носителями являются грызуны семейства зайцевых, такие как кролики.

Самые распространённые носители бактерий в Соединённых Штатах:

Бактерия встречается у грызунов на всех континентах, кроме Австралии и Антарктиды. Наибольшая частота инфицирования чумой человеком происходят в Африке. Бактерии чаще всего появляются в сельской местности, и везде, где есть плохие санитарные условия, переполненность и высокие популяции грызунов в городских районах. Отдых на свежем воздухе, такой как пешеходный туризм, кемпинг или охота, где могут быть найдены инфицированные чумой животные, повышают риск заражения септической чумой. Также большой риск заражения имеется у людей определённых профессий, например у ветеринаров или у людей другой работы, связанной с животными[1].

Септическая форма чумы с поражением конечностей

Обычно симптомами у человека, заболевшего септической чумой, являются[1][3]:

  • Боль в животе
  • Кровотечение под кожей из-за проблем свертывания крови
  • Кровотечение из носа, рта или прямой кишки
  • Диарея
  • Лихорадка
  • Озноб
  • Низкое кровяное давление
  • Тошнота
  • Дисфункция органов
  • Рвота
  • Шок
  • Некроз ткани (гангрена), что вызывает почернение в конечностях, главным образом пальцев рук, ног и носа
  • Затруднённое дыхание

Тем не менее, септическая чума может привести к смерти, не вызвав каких-либо симптомов. Кроме того, вышеперечисленные симптомы являются общими для многих заболеваний человека, и не считаются диагностикой любой формы чумы.

Так как септическая чума может переноситься животными, следующие симптомы у животных должны обратить на себя внимание эпидемиологов:

  • Болезненное опухание лимфатических узлов (с возможными абсцессами)[4]
  • Лихорадка
  • Воспаление
  • Депрессия
  • Анорексия
  • Рвота
  • Дегидратация
  • Диарея
  • Увеличенные миндалины
  • Выделения из глаз
  • Потеря аппетита / потеря веса
  • Ротовые язвы
  • Системная инфекция крови
  • Возможное последование комы

Опять же, это общие симптомы для ряда других заболеваний человека.

Врач выполняет медицинский осмотр, который включает в себя опрос больного об истории болезни и возможных источниках заражения[5]. Методы диагностики могут включать в себя:

  • Образцы крови (на обнаружение антител)
  • Образцы культур жидкостей организма (проверка на наличие бактерий Yersinia pestis)
  • Исследование почек и печени
  • Проверка лимфатической системы на наличие признаков инфекции
  • Изучение жидкостей организма на наличие аномальных признаков
  • Проверка на отёчность
  • Проверка на наличие признаков обезвоживания
  • Проверка наличия лихорадки
  • Проверка наличия лёгочной инфекции[4].

Лечение антибиотиками на ранних стадиях болезни является первым шагом в лечении септической чумы у людей. Может быть использован один из этих антибиотиков:

ru.wikipedia.org


Смотрите также