Лечение больных раком


чем лечат рак и где найти редкие лекарства против рака?

Процесс лечения онкологических заболеваний очень долгий и сложный. Единого лекарства против рака пока не существует, но комбинация различных препаратов при онкологии позволяет добиться торможения роста опухоли, снятия болевого синдрома и общего улучшения состояния пациента.

Роль лекарственных препаратов в терапии онкозаболеваний

Современные препараты при лечении рака решают несколько задач, потому и назначаются они чаще всего комплексно. Одни лекарства от рака разрушают пораженные клетки, другие останавливают их рост и предотвращают возникновение новых раковых клеток. На поздних стадиях активно применяются обезболивающие препараты, а также средства, которые сами по себе никак не влияют на рост опухоли, но улучшают общее состояние человека, снимая неприятную симптоматику.

Химиотерапевтические препараты против рака

Химиотерапия — высокотехнологичный и эффективный способ лечения онкологических заболеваний, пусть и не лишенный недостатков. Препараты для химиотерапии подавляют рост раковых клеток или уничтожают их, однако многие их них воздействуют также и на здоровые клетки. Из-за этого химиотерапия переносится тяжело, а пациенты после каждого курса нуждаются в реабилитации. Побочными эффектами препаратов для химиотерапии являются рвота и тошнота, выпадение волос, снижение массы тела, ухудшение иммунитета, постоянное чувство усталости, нарушение свертываемости крови.

Специалисты различают цитостатическую и цитотоксическую химиотерапию. Они различаются по механизму воздействия на клетки. Цитостатические препараты замедляют размножение клеток опухоли. Цитотоксические убивают пораженные клетки, вследствие чего начинается некроз опухоли.

К препаратам для химиотерапии относятся следующие группы средств:

  • Алкилирующие агенты . Эти лекарства против рака разрушают белки, ответственные за формирование ДНК раковых клеток. Самые распространенные препараты этой группы — средства на основе действующего вещества циклофосфамид.
  • Препараты платины. Этот благородный металл токсичен. Препараты платины обладают тем же действием, что и алкилирующие агенты, а именно — разрушают ДНК раковых клеток. Цитостатические средства алкилирующего типа действия широко используются для лечения рака.
  • Антиметаболиты. Они воздействуют на генетический аппарат клетки, убивая ее при делении. Наиболее известными антиметаболитами являются препараты на основе гемцитабина.
  • Антрациклины. Эти препараты образуют свободные радикалы, повреждающие ДНК больных клеток. Самые известные представители группы антрациклинов — средства с действующим веществом даунорубицин.
  • Таксаны нарушают процесс деления раковых клеток. Препараты на основе паклитаксела — самые распространенные в этой группе.
  • Винкалкалоиды разрушают цитоскелет раковых клеток, что приводит к их гибели. Относятся к мягким средствам химиотерапии, так как раковые клетки гораздо более чувствительны к воздействию этого препарата, чем здоровые. В этой группе выделяют средства с действующими веществами винбластин и винкристин.

Кстати
«Отцом» современной химиотерапии считают американского онколога Сидни Фарбера, который исследовал онкологические заболевания в Гарвардской медицинской школе в середине ХХ века и добился значительных успехов, применяя химиотерапевтические методы в лечении опухолей.

Гормональные лекарственные препараты

При лечении многих видов опухолей хорошие результаты дает применение гормональных препаратов. Они наиболее эффективны при лечении гормонозависимых опухолей — рака молочной железы, матки, простаты, а также при опухолях поджелудочной железы, почек, при меланомах.

Эстрогенсодержащие препараты назначаются для подавления андрогенов (например, при раке простаты), а андрогенсодержащие, наоборот, подавляют выделение эстрогенов. Препараты последней группы назначают при таких видах онкологии, как рак молочной железы и т.д.

Несмотря на эффективность, у гормональных препаратов много минусов — они способны ослаблять действие химиотерапевтических препаратов, при долгом лечении у многих больных вырабатывается резистентность к подобным средствам.

Противовирусные средства

Некоторые виды рака развиваются вследствие деятельности вирусов (например, вируса папилломы человека). Кроме того, организм, ослабленный агрессивной химиотерапией, подчас не может самостоятельно защитить себя от вирусных инфекций. Именно поэтому в комплексной терапии рака используются и противовирусные лекарства, в частности — препараты на основе тилорона и их аналоги.

Ферменты

К ферментам относятся активные белковые соединения, которые способны разрушать аминокислоты, необходимые для роста клеток опухоли. Для лечения опухолей применяют аргиназу, аспаргиназу и некоторые другие ферменты. Эффективность такой терапии под вопросом, так как резистентность вырабатывается очень быстро: человеческая иммунная система начинает вырабатывать антитела к ним. Однако исследования показывают, что ферментотерапия значительно смягчает последствия химиотерапии.

Обезболивающие препараты при онкологии

При лечении рака большое внимание уделяется не только воздействию на саму опухоль, но и улучшению качества жизни пациента, в частности — борьбе с болью. Чаще всего боль вызывается ростом опухоли, но иногда болевой синдром — побочный эффект некоторых лекарств от рака.

Выбор обезболивающих препаратов зависит от стадии болезни. ВОЗ разработала трехступенчатую схему, которая предполагает переход ненаркотических анальгетиков к слабым опиатам, а затем — к сильным опиатам. Эта схема позволяет добиться заметного улучшения состояния у 9 из 10 пациентов.

  • Адъювантные средства . Эти лекарства не являются обезболивающими в строгом смысле слова, однако они уменьшают побочные эффекты сильных опиоидов и усиливают их болеутоляющее действие (к примеру, клонидин). Определенный эффект дают и антидепрессанты.
  • Ненарктотические анальгетики . Это первый шаг в снятии болевого синдрома при онкологических заболеваниях. Для этих целей применяются препараты на основе парацетамола, а также нестероидные противовоспалительные препараты (ибупрофен).
  • Слабые опиаты . К этим средствам относятся кодеин, трамадол и некоторые другие. Это сильнодействующие препараты, которые тем не менее отличаются хорошей переносимостью. Они дают особенно заметный эффект в сочетании с ненаркотическими анальгетиками.
  • Сильные опиаты . В случаях, когда боль становится слишком сильной и иные средства не помогают, врач назначает сильные опиаты на основе морфина, фентанила и т.д. Они воздействуют напрямую на ЦНС, подавляя нервные импульсы.

Новые лекарства против рака

Онкологические заболевания распространены очень широко, количество больных раком увеличивается с каждым годом, причем врачи отмечают, что рак молодеет — все чаще этот диагноз ставится людям, не достигшим и 40 лет. Все это делает исследования в области разработки новых препаратов от рака приоритетом для международного фармацевтического сообщества. Исследования проводятся постоянно, и уже есть определенные результаты.

Так, относительно недавно была разработана группа таргетных препаратов. Они получили свое название от английского слова «target», что означает «цель». Эти лекарства от онкологии воздействуют только на пораженные клетки, не затрагивая здоровые. Таргетные препараты перекрывают доступ кислорода к раковым клеткам, и последние погибают. Это лекарство от рака считается намного более безопасным, чем традиционные химиотерапевтические средства, оно дает неплохие результаты даже у тяжелых пациентов в крайне ослабленном состоянии.

Сегодня идут также интересные и перспективные исследования в области разработки вакцины от рака. Это один из новейших биотерапевтических методов. Суть его состоит в выделении антигенов из опухоли и введении их в организм пациента. Эта последовательность действий позволяет «научить» иммунные клетки распознавать онкообразования. Таким образом, иммунная система сама сможет вовремя выявлять раковые клетки и уничтожать их.

Возможно, уже через несколько лет подобные вакцины станут доступными, а таргетная терапия разовьется достаточно, чтобы полностью заменить химиотерапию. Однако пока эти направления являются экспериментальными.


www.kp.ru

Лечение рака | Новые методы лечения онкологических заболеваний

С развитием науки клинические онкологи все больше узнают о процессах формирования злокачественных новообразований. Понимание клеточных, молекулярных и генных механизмов дает возможность разрабатывать новые средства борьбы с опухолями. Несмотря на то, что сражение идет с переменным успехом, врачам удается отвоевать больше жизней, чем раньше.

Классическая триада лечения онкологии (хирургия, лучевая и химиотерапия) пополняются новыми, направленными на опухоль и более щадящими для организма, методами. К традиционным способам терапии формируются обновленные подходы.

Лечение онкологии в зависимости от стадии заболевания

Для классификации опухолевого процесса используют различные показатели, такие как структурные и анатомические особенности, размеры и скорость роста, локализацию и риск метастазирования.

Всего выделяют пять стадий развития онкозаболеваний. В зависимости от того, на какой стадии выявлено заболевание и начато лечение, составляется план лечебных мероприятий, а также определяется прогноз.

Чем в более ранней стадии начато лечение онкологии, тем выше шансы на полное выздоровление и тем менее агрессивной и масштабной будет терапия.

0 стадия — опухоли любой локализации. Границы очага не выходят за границу эпителиального слоя клеток, из которых произошла опухоль. Такой рак при своевременном адекватном лечении можно полностью вылечить.

I стадия — рак распространяется в границах органа. Если такую опухоль вовремя выявить и удалить, то прогноз в целом благоприятный.

II стадия — практически все опухоли на этой стадии в границах органа, но с большим проникновением вглубь или больших размеров. Здесь уже прогноз зависит от вида опухоли и ее расположения.

III стадия — опухоль и дальше прогрессирует, дает метастазы в регионарные лимфоузлы, но отдаленных метастазов, как правило, еще нет. Это может дать надежду на продление жизни. Но общий прогноз зависит от целого ряда факторов: типа опухоли, ее анатомических особенностей, нарушений функции соседних органов, сопутствующих заболеваний и общего состояния пациента.

IV стадия — распространенная. Первичные очаги большого размера, часто прорастающие в соседние органы, нарушение кровоснабжения, поражение регионарных и отдаленных лимфоузлов, общая интоксикация. Для облегчения состояния проводится паллиативное и симптоматическое лечение.

В Онкологическом центре «СМ-Клиника» разработаны скрининговые программы для выявления рака на ранних доклинических стадиях. Достаточно уделять своему здоровью всего несколько часов в год, чтобы убедиться, что вашей жизни ничто не угрожает, или начать лечение онкологии как можно раньше.

Лечение рака с помощью оперативного вмешательства: от радикальных операций к органосохраняющим

Хирургические вмешательства по-прежнему остаются стандартом лечения рака с вполне удовлетворительными результатами. В этой области онкологи достигли большого мастерства.

Операции при лечении опухолевых заболеваний могут быть:

  • Радикальными. Предусматривается полное удаление первичного новообразования и его метастазов. После такого вмешательства в организме не остается очагов опухоли, которые можно определить каким-либо диагностическим методом.
  • Паллиативными. После такого хирургического лечения в организме могут оставаться опухолевые очаги. Основная задача — предотвратить тяжелые осложнения, связанные с ростом опухоли (кровотечения, сдавливания соседних органов и сосудов, резкое сужение просвета или уменьшение полости органа).

Последние достижения хирургической (в т.ч. роботизированной) техники позволяют расширить количество органосохраняющих операций, число вмешательств, которые выполняются в один этап, уменьшить послеоперационные осложнения и сократить реабилитационный период.

Кроме того, в настоящее время до 54,3% увеличилось число случаев лечения рака, когда хирургический способ использовался как самостоятельный. Особенно эффективен он при раке почки, меланоме кожи, раке щитовидной железы.

В комбинации с другими методами в РФ оперативное лечение опухолей проводится в 85% случаев. Это говорит о том, что хирургия лидирует в лечении злокачественных новообразований. Намного чаще стали использоваться эндоскопические, в том числе лапароскопические методы, которые меньше травмируют ткани, окружающие опухоль, и дают возможность сохранить орган. Конечно, специалисты, в первую очередь, оценивают индивидуальную клиническую ситуацию, стадию, распространенность и тип рака, состояние пациента. И только потом коллегиально (на онкоконсилиуме) принимают решение в пользу открытой операции или эндоскопического вмешательства.

Также доказано, что результат лечения при меланоме кожи мало зависит от того, насколько широко иссекли ткани в районе опухоли, то есть достаточно отступить всего на 1–2 см (а не до 15 см, как было принято ранее).

Изменилось отношение и к лечению рака молочной железы — от радикальной мастэктомии (полного удаления вместе с группой лимфоузлов) до органосохраняющей операции и одномоментной пластики.

Используются инструменты (например, электронож), которые помогают более строго следовать таким принципам хирургического лечения, как

  • Абластика — резекция (иссечение) пораженного органа в пределах здоровых тканей для уменьшения риска распространений опухолевых клеток по кровеносным сосудам.
  • Антибластика — уничтожение раковых клеток, которые остались в зоне оперативного вмешательства с помощью промывания специальными растворами или облучения.

Современные технологии позволяют расширить число показаний к оперативному лечению с сохранением органа и сделать более радикальными операции при локальных или метастатических злокачественных опухолях, которые раньше невозможно было прооперировать. Все это стало возможным, когда в крупных центрах, таких как Онкологический центр «СМ-Клиника», стали создаваться целые бригады специалистов (хирургов, химиотерапевтов, радиологов), которые занимаются комплексным лечением одного пациента.

Хотите мы вам перезвоним?

Лучевая терапия в лечении онкологии

Лучевая терапия в составе комплексной или комбинированной применяется сейчас в 60–70% случаев онкозаболеваний и приводит к выздоровлению у половины пациентов. Методы постоянно совершенствуются, чтобы при минимальном воздействии на здоровые ткани достичь наибольшего результата по удалению опухоли.

Для лучевой терапии используют ионизирующее излучение. Оно может отличаться по механизму биологического действия, проникающей способности и распределению энергии. В клинической практике чаще других применяют фотонное излучение, к которому относится:

  • Гамма-излучение — излучение от радионуклидов, проникающее на глубину до 1 м и больше.
  • Рентгеновское (с помощью рентген-аппаратов) — излучение вследствие перехода электронов в ядре с орбиты на орбиту.
  • Тормозное излучение — получают с помощью протонных ускорителей.

Также используется корпускулярное излучение (от ядерных частиц). Виды: бета-излучение, позитронное излучение, альфа-частицы.

Основные источники ионизирующего излучения — это естественные и искусственные радионуклиды (радиоактивные вещества) и специальные аппараты — ускорители, генераторы нейтронов, рентгеновские аппараты.

Возможно дистанционное, контактное и внутреннее облучение, при котором радионуклиды вводятся внутривенно или через рот.

При дистанционной лучевой терапии источник излучения (в основном фотонного) удален от опухоли на 80–100 см. При контактном облучении, которое называется брахитерапия, источник находится на близком расстоянии, до 30 см, от опухолевого очага или в непосредственном контакте. Это более щадящий вид терапии. Основные виды контактного облучения: внутриполостное, внутритканевое, аппликационное (на поверхности тела).

Под действием ионизирующего излучения образуются свободные радикалы, которые повреждают клетки, также нарушается воспроизведение ДНК и деление клеток, что приводит к уничтожению опухоли. При этом есть мгновенное действие и отсроченное.

В сочетании с хирургическими методами лечения рака применяется:

  • предоперационная — для понижения жизнеспособности клеток опухоли перед операцией;
  • интраоперационная — облучение зоны опухоли во время операции для предупреждения развития рецидивов и метастазов;
  • послеоперационная лучевая терапия — для предупреждения метастазов после нерадикального удаления опухоли.

Для того чтобы общая реакция организма на лучевую терапию была менее выраженной, современные методики дополняются способами визуализации опухоли, в том числе 3D, а также фиксирующими приспособлениями. Это помогает наиболее точно воздействовать на опухоль.

Лучевая терапия хорошо сочетается и с лекарственными методами лечения онкологии.

Химиотерапия

Химиотерапевтические методы лечения рака (и монотерапия, и комбинированное применение средств) связаны с действием лекарственных препаратов на опухолевые клетки в определенных фазах их развития.

В зависимости от места химиотерапии в лечении опухолевого заболевания выделяют:

  1. Адъювантную химиотерапию — дополнение к основному (хирургическому или лучевому) методу лечения. Назначают при высоком риске развития метастазов или рецидива — повторной опухоли, когда первичный очаг уже удален.
  2. Неадъювантную химиотерапию, которая проводится перед удалением опухоли хирургическим или другим путем. Цель — уменьшить объем образования, чтобы выполнить менее травматичную операцию, возможно, органосохраняющую.
  3. Первичную химиотерапию при неоперабельном раке или развитии множественных метастазов. Задача — продлить жизнь пациента с сохранением ее качества. Используются наименее токсичные препараты, удобные для введения.

При полихимиотерапии подбираются препараты с различным механизмом действия.

Возможна цитостатическая терапия, когда препарат замедляет развитие опухоли и цитотоксическая, если раковые клетки уничтожаются.

В зависимости от того, на каком этапе и каким образом химиопрепарат действует на клетку, его относят к той или иной группе:

  • Алкилирующие агенты: хлорэтиламины, эфиры дисульфоновых кислот, производные нитрозметилмочевины, соединения платины, триазины. Действуют на клетки, которые активно делятся, независимо от фазы клеточного цикла. Механизм действия: повреждение ДНК атипичной клетки, мутация и гибель. Имеют широкий спектр активности, поэтому возможно их назначение для лечения любой чувствительной опухоли (рак молочной железы, бронхов, желудочно-кишечного тракта, головы, шеи и головного мозга). Их недостаток в высокой токсичности и для здоровых клеток. Особенно важно угнетение кроветворения, с которым очень тяжело справиться. Кроме того, эти препараты могут вызвать почечную недостаточность и другие нарушения в мочевыводящей системе.
  • Антиметаболиты: антагонисты фолиевой кислоты, аналоги пиримидина, пурина, аденозина. По структуре схожи с веществами, которые участвуют в продукции ДНК и РНК, встраиваются в них и нарушают синтез нуклеотидов, в результате чего клетка гибнет. Особенно хорошо действуют на клетки, которые интенсивно делятся. Применяются для лечения злокачественных опухолей желудка и кишечника, молочной железы, костей и мягких тканей. Также угнетают кроветворение, приводят к поражению кишечника.
  • Противоопухолевые антибиотики: доксиорубицин (с самым широким спектром), блеомицин, митомицин и другие. Активно действуют на клетки медленно растущих опухолей. Проявляют разнообразное действие — от нарушения воспроизведения ДНК до торможения активности определенных ферментов. Эффективны для лечения опухолей молочной железы, опорно-двигательного аппарата, лимфом. Токсичны в отношении кроветворения и сердечной мышцы. 
  • Антимитогенные: винкаалкалоиды, таксаны. Останавливают или нарушают митоз (деление) клеток, в результате чего наступает их гибель. Применяются для химиотерапии рака молочной железы и яичников, бронхолегочной системы. Из токсических реакций опасны нарушение кроветворения, неврологические расстройства, паралич кишечника, аллергические проявления.
  • Ингибиторы ДНК-топоизомераз I и II: производные камптотецина, эпиподофиллотоксины. Механизм действия состоит в нарушении работы ферментов, которые участвуют в синтезе ДНК, что приводит к обрыву деления клеток и их разрушению. Эффективны для лечения рака толстого кишечника, рака легкого и яичников. Так же, как и другие цитостатики, угнетают кроветворение, могут вызвать сильную диарею.

Гормонотерапия при лечении онкологии

Одним из направлений химиотерапии является терапия гормонами, которую еще называют эндокринотерапия. Дело в том, что отдельные опухоли растут из-за гормональной стимуляции, поэтому удалив источник гормонов, можно остановить развитие злокачественного процесса. При этом такого воздействия можно добиться хирургическим путем (удаление органа, в котором синтезируются гормоны), с помощью лучевой терапии и введением лекарственных препаратов (гормонов и антигормонов).

Главная цель введения гормонов — это блокировка патологических сигналов.

Применяют

  • Антиэстрогены — блокируют эстрогеновые рецепторы. Используют в лечении гормонзависимого рака молочной железы.
  • Ингибиторы ароматазы — снижают количество эстрогенов у пациенток в менопаузе.
  • Кортикостероиды — разрушают клетки лимфоидных опухолей, а также назначаются для уменьшения токсического действия прочих цитостатиков на печень и другие органы (при тошноте и рвоте).
  • Андрогены — подавляют деление раковых клеток при метастазах рака молочной железы.
  • Антиандрогены — не дают андрогенам связываться с рецепторами тканей при раке предстательной железы.
  • Агонисты LH-RH — угнетают синтез тестостерона и эстрогена.
  • Прогестины — при раке эндометрия блокируют развитие опухолевых клеток.

Иммунотерапия

Один из самых прогрессивных методов лечения онкозаболеваний, который позволяет действовать на раковые клетки высокоспецифическими механизмами. Применяется в комбинации с другими способами терапии.

Иммунотерапия дает возможность организму сформировать иммунный ответ на опухоль, проявить цитотоксическое действие, а также повысить иммунную защиту.

Применяются следующие группы препаратов:

  • Иммуномодуляторы (пассивная иммунотерапия): цитокины (интерфероны, интерлейкины), иммуноглобулины, вещества микробного происхождения — для коррекции иммунитета.
  • Моноклональные антитела (активная иммунотерапия) — для воздействия на поверхностные антигены опухолевых клеток, которое приводит к гибели клеток.

Таргетная терапия

Это новый метод лечения онкологии и метастазов. Он призван действовать только на определенные мишени. Это могут быть рецепторы гормонов, гены, ферменты. Также происходит повреждение структур, которые питают опухоль, или выключение внутриклеточных обменных процессов за счет нарушений в цепочке биохимических реакций.

В настоящее время применяется для лечения устойчивых к терапии видов рака, может значительно повысить эффект от лечения в сочетании с химиотерапией. С препаратами для таргетной терапии возможно лечение даже запущенных стадий.

Доказана эффективность для лечения рака молочной железы, рака легкого, меланомы и других.

Лечение онкологических заболеваний можно пройти в Онкоцентре «СМ-Клиника»

В Онкологическом центре «СМ-Клиника» есть все возможности для комплексного лечения опухолевых заболеваний различных видов и локализаций. Над планом лечения каждого пациента работает целая команда специалистов из различных областей.

Под контролем онкологов проходит не только терапия опухоли, но и лечение сопутствующих заболеваний, профилактика и уменьшение побочных эффектов, а также полный курс реабилитационных мероприятий.

Вас могут заинтересовать статьи:

Остались вопросы?

www.oncology-centr.ru

Симптоматическое лечение онкологических больных в поздних стадиях заболевания | Исакова М.Е.

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН

Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) – специализированное учреждение Организации Объединенных Наций, основная функция которого состоит в решении международных проблем здравоохранения и охраны здоровья населения. С помощью этой организации работники здравоохранения 165 стран обмениваются знаниями и опытом для того, чтобы сделать возможным достижение такого уровня здоровья всех жителей земли, который позволит им вести полноценную жизнь в социальном и экономическом плане.

Число больных раком растет во всем мире. Из 9 млн. новых случаев заболевания, которые, по оценке ВОЗ, возникают ежегодно, более половины приходится на развивающиеся страны. Ко времени постановки диагноза большинство заболевших оказываются неизлечимыми – ожидается, что в большинстве регионов мира смертность от рака будет возрастать, в основном из–за постарения населения.

Борьба с болями и другими симптомами рака является одной из приоритетных задач программы ВОЗ по борьбе с раком.

Из–за отсутствия как достаточно эффективных мер профилактики, раннего выявления и радикальной терапии рака, так и удовлетворительной медицинской базы и обученных кадров в предстоящие годы активная поддерживающая терапия будет единственной реальной помощью и проявлением гуманизма по отношению ко многим больным раком. В этой связи распространение и применение уже имеющихся знаний в отношении борьбы с болями и другими симптомами этой болезни сможет в наибольшей степени облегчить жизнь больным.

Среди страдающих злокачественными новообразованиями имеется контингент пациентов, которые из–за распространенности опухолевого процесса или из–за наличия тяжелых сопутствующих заболеваний не подлежат хирургическому, лучевому, химиотерапевтическому способам лечения. Между тем прогрессирование заболевания приводит к развитию целого ряда мучительных симптомов, требующих оказания паллиативной помощи.

Следует отметить также, что у части больных, перенесших радикальные хирургические вмешательства по поводу рака, а также ранее получавших лучевую или химиолучевую терапию, на определенном этапе заболевания возникают рецидивы, метастазы опухоли в различные органы и ткани, сопровождающиеся тяжелыми клиническими проявлениями. Они также нуждаются в симптоматическом лечении, облегчающем наиболее тягостные симптомы болезни.

В облегчении страданий этих больных за последние годы наметился определенный прогресс. Это обусловлено не столько появлением новых методов обезболивания, сколько улучшением качественных характеристик уже существующих.

Этические аспекты проблемы помощи этим пациентам направлены на улучшение качества жизни. Трудности в проведении симптоматической терапии возникают, когда больному необходима помощь в домашних условиях.

Симптоматическое лечение – это активная общая помощь онкологическому больному в той стадии заболевания, когда противоопухолевая терапия оказывается неэффективной. В этой ситуации борьба с болями и иными соматическим проявлениями, а также решение психологических, социальных или духовных проблем больного приобретают первостепенное значение.

Цель симптоматического лечения – при минимальном благоприятном прогнозе обеспечить максимально удовлетворительные условия жизни.

Паллиативное лечение имеет свои истоки в движении по созданию приютов (хосписов). В последние годы паллиативное лечение получило официальное признание во многих странах, в том числе и в России. В Великобритании в настоящее время оно стало медицинской специальностью.

И хотя паллиативное лечение является единственной реальной помощью для большинства онкологических больных, лишь малая часть средств, предназначенных для борьбы с раком, используется для проведения паллиативного лечения. К тому же на обучение работников здравоохранения по оказанию этого вида помощи выделяется слишком мало или вообще не выделяется средств. Последний период жизни больных, обреченных на смерть, может быть качественно улучшен за счет применения современных знаний в области паллиативного лечения, которое нередко игнорируется или рассматривается при выборе метода лечения, как не заслуживающая внимания альтернатива.

Программа развития паллиативного лечения включает в себя: помощь на дому, консультативную службу, дневную помощь, стационарную помощь, поддержку после кончины пациента.

Основой внебольничной помощи является постоянный профессиональный надзор. Паллиативное лечение требует привлечения работников здравоохранения разных категорий, умеющих оценить нужды и возможности больных, способных дать совет как больному, так и членам его семьи, знающих основные принципы применения лекарственных препаратов для обезболивания и симптоматического лечения, а также способных обеспечить психологическую поддержку как пациентам, так и членам их семей.

Идеальная помощь на дому предполагает непрекращающуюся преемственность в проведении лечения между стационаром и домом. Вся тяжесть ухода за больными с прогрессирующим заболеванием в домашних условиях возлагается на семью. Члены семьи, таким образом, должны быть обучены выбору и приготовлению пищи, введению анальгетиков и других необходимых лекарств, а также решению некоторых специфических медицинских проблем.

Невежество или страх в доме больного могут стать основной причиной, по которой даже довольно хорошо организованная система паллиативного лечения потерпит неудачу.

Паллиативная терапия преследует цель улучшить качество жизни больного, но ее эффективность может быть оценена лишь по «критериям» весьма условным.

Не случайно субъективность большинства оценок качества жизни часто рассматривается, как фактор, ограничивающий их применение. Как правило, физические симптомы, сохранность функций организма, а также психологический статус больного и социальное благополучие являются составляющими оценки его состояния. Любые тесты, оценивающие качество жизни, в идеале должны опираться на общечеловеческие ценности.

Продолжительность «выживаемости» нередко используется, как единственный критерий для оценки успеха проводимого лечения. Обзор исследований в области химиотерапии инкурабельных онкологических больных не выявил никаких данных, свидетельствующих об улучшении общего состояния больных. И все же, как можно оценить те несколько дополнительных месяцев жизни, полученных в результате дорогостоящего лечения и сопровождающихся серьезными побочными эффектами, страдая от боли и безысходности? И тем не менее врачи не решаются отказаться от применения противоопухолевого лечения, которое оказывается безуспешным.

По данным других авторов, на сегодняшний день онкологи располагают огромными знаниями и технологическими возможностями. За полвека рак перестал быть фатальным диагнозом. Время жизни – 5 лет возросло с 40% в 60–е годы до 50% в 90–е, а у детей и вовсе достигло 67% вместо 28%, включая все опухоли и все стадии. Процент излечения ряда опухолей взрослых и детей достиг 80%.

Для больных, считавшихся ранее неизлечимыми, теперь существует специфическое лечение, ставшее рутинным, как, например, редукция объема опухоли с последующей лучевой или химиолучевой терапией, хирургические вмешательства при распадах опухоли – некрэктомии, нефрэктомия, несмотря на метастазы рака почки, химиоэмболизации при метастазах в печень. При солитарных метастазах сарком в легкие, печень, отсевах меланомы, когда развиваются тяжелые симптомы непроходимости (сдавление легкого, боль в печени, угроза перелома кости) также показано оперативное вмешательство, обеспечивающие максимально бессимптомное дожитие.

Ортопедическая хирургия связана как с удалением опухоли, так и лечебным остеосинтезом с последующим облучением (компрессия позвонков, нестабильность костей таза, риск перелома длинных или плоских костей).

Радиотерапия

Наружная лучевая терапия

Местное облучение является эффективным способом облегчения боли в костях у 85% больных, причем полное исчезновение боли отмечают в 50% случаев. Боль, как правило, исчезает быстро, у 50% и более эффект наблюдается уже через 1–2 недели. Если улучшения не наблюдается через 6 недель после лечения, вероятность анальгезирующего эффекта мала.

Пока специалисты не пришли к единому мнению относительно наиболее эффективных доз и режимов фракционированного облучения. Эффективность различных режимов облучения зависит от технической оснащенности учреждения, а также от формы, локализации, размеров опухоли и стадии заболевания. Некоторые авторы склонны проводить однократное облучение у тяжелой группы больных с выраженным болевым синдромом, отмечая, что оно не менее эффективно по сравнению с фракционированными курсами и не исключает возможности проведения повторного облучения той же области при рецидивах боли.

В случаях множественной локализации боли используется лучевая терапия с расширенным полем облучения или облучением половины тела.

Анальгезирующий эффект отмечен у 75% больных, однако у 10% наблюдаются токсичность с подавлением функции костного мозга, осложнения со стороны желудочно–кишечного тракта, пневмонии.

Прицельная радиоизотопная терапия

Предусматривает точное подведение дозы к опухоли для достижения максимального лечебного эффекта и снижения токсичности.

Радиоизотопный стронций–89, испускающий b-лучи, обычно применяют при множественных mts в кости. Анальгезирующий эффект удается достичь у 80% больных, из них у 10–20% отмечают полное исчезновение боли.

Самарий–153 испускает b- и g-лучи и применяется в диагностических и лечебных целях. Изотопом метят ЕДТМР (этилендиаминтетра – метиленфосфонат) и получают таким образом фармакологический препарат, селективно накапливающийся в костных метастазах. Имеются отдельные сообщения о том, что препарат в разовой дозе 1,9 мКл/кг обеспечивал быстрое ослабление боли почти у 60% больных. Анальгезирующий эффект сохранялся около 16 недель.

При болях в результате поражения оболочек головного мозга, черепно–мозговых нервов и спинного мозга облучение является терапией выбора, как при первичном поражении, так и в случае метастазов.

Химиотерапия признана в большинстве стран, как самостоятельная дисциплина. Эффективность лечения химиопрепаратами высокая, но развитие побочных реакций резко ухудшает качество жизни больных. Нежелательные эффекты специфического лечения могут быть острыми (непосредственные реакции), ранними (полиневриты, муциты) и отсроченными (вторичные опухоли, нейропатии, психические расстройства).

Бисфосфонаты

Несмотря на то, что механизм действия бисфосфонатов точно не установлен, эти препараты успешно применяются в онкологии и являются препаратами выбора для ослабления интенсивности боли. Убедительных данных в пользу применения пероральных бисфосфонатов для снижения интенсивности боли в костях пока не представлено.

Неоднократные курсы внутривенного введения памидроната обеспечивало ослабление боли у 50% больных в дозе 120 мг. Использование памидроната в более высоких дозах (до 600 мг в сутки) оказывало более выраженный эффект, однако желудочно–кишечная токсичность препарата препятствует его широкому применению.

Судя по предварительным данным, наиболее подходящим контингентом для получения бисфосфонатов, являются больные с метастазами в кости скелета рака молочной железы. Медиана выживаемости у этой группы больных составляет 2 года.

Качество жизни и длительность специфического лечения исследованы мало, впрочем, как и влияние прекращения паллиативной терапии на качество оставшейся жизни. Ведущим симптомом у больных с III–IV стадиями является боль от умеренной до сильной.

Больной страдает не столько потому, что знает свой диагноз и плохой прогноз на жизнь, сколько от сознания того, какие адские боли ему предстоит испытать. Хотя страдания являются более широким понятием, чем боль, под этим термином необходимо понимать угрозу психической, телесной и социальной целостности каждого больного.

Боль – одно из страшных последствий для онкологического больного. Для клиницистов это одна из самых трудных проблем диагностики и лечения в онкологии.

Боль редко возникает в начале заболевания (10–20%). Опубликованные данные свидетельствуют, что около 4 млн. человек в настоящее время ежедневно страдают от боли разной интенсивности, из них около 40% больных с промежуточными стадиями процесса и 60–87% – с генерализацией заболевания.

При выраженном болевом синдроме боль утрачивает свою физиологическую защитную функцию и становится бессмысленным, отягощающим жизнь фактором, перерастая таким образом в сложную медицинскую и социальную проблему. Последние недели и месяцы жизни больные в стадии генерализации опухолевого процесса проводят в состоянии крайнего дискомфорта. Поэтому лечение боли приобретает исключительно важное значение, даже если это паллиативная мера по отношению к основному заболеванию.

В начале третьего тысячелетия лечение рака становится все более и более комплексным, что позволит излечить или продлить жизнь все большему количеству больных при сохранении приемлемых условий жизни.

Во многих клиниках онкологического профиля нашей страны подготовлены специалисты по симптоматической терапии, квалифицированно разбирающиеся в вопросах диагностики и лечения боли. Вместе с онкологами они координируют специализированную терапию боли с другими методами лечения.

Боль в ряде случаев связана непосредственно с опухолью или является следствием ее лечения. Боль может быть постоянной или усиливаться, исчезать или появляться с течением времени, менять локализацию.

Учитывая многогранность проявлений хронической боли и разнообразие методов диагностики для оценки эффективности лечебных мероприятий, необходимо использовать комплексный подход, который может рассматриваться в трех основных направлениях: оценка характера боли, терапевтическая тактика и постоянный уход. В структуре хронического болевого синдрома могут присутствовать или доминировать различные типы болей: соматические, висцеральные, деафферентационные. Каждый тип болей обусловлен различной степенью повреждения тканей и органов болевого как самой опухолью, так и ее метастазами.

У онкологических больных, особенно на поздних стадиях заболевания, можно наблюдать боли нескольких типов одновременно, что затрудняет их дифференциальную диагностику. Итак, принципы комплексного и адекватного лечения болевого синдрома у онкологических больных основываются, прежде всего, на учете причин и механизмов возникновения и развития боли в каждом конкретном случае.

Лечение боли

Цель лечения боли – настолько облегчить боль онкологического больного, чтобы в оставшиеся последние месяцы и дни его жизни он не испытывал чрезмерных страданий. Наиболее простым и доступным для больных и для врачей всех специальностей является метод фармакотерапии. Знание фармакологии анальгетиков может сделать эффективной терапию раковой боли. Лечение должно проводиться с учетом индивидуальных особенностей больного, а применение лекарственной терапии, анальгетиков, нейрохирургических, психологических и поведенческих методов – в полном соответствии с его потребностями. Доказано, что лекарственные средства эффективны у 80% больных при правильном их применении: каждый больной получает нужный ему препарат в адекватной дозе через правильно выбранные интервалы времени.

В настоящее время в терапии боли применяют ненаркотические и наркотические анальгетики по трехступенчатой схеме ВОЗ, состоящей из последовательного применения анальгетиков с возрастающей силой действия в сочетании с адъювантной терапией по мере увеличения интенсивности боли. Одновременно с назначением обезболивания необходимо начать терапию опухолевого процесса.

Достижение адекватного обезболивания определяется 3 основными правилами:

1. Выбирать препарат, устраняющий или заметно уменьшающий боли за 2–3 дня.

2. Назначать анальгетики строго по часовой схеме, т.е. очередную дозу препарата больной должен получать до прекращения действия предыдущей дозы.

3. Прием обезболивающих препаратов должен происходить по «восходящей» – от максимальной слабо–действующей дозы до минимальной сильнодействующей. При подборе больному анальгетика и начальной дозы следует учитывать: общее состояние, возраст, степень истощения, интенсивность боли, ранее применявшиеся обезболивающие средства и их эффективность, состояние функции печени, почек, степень усвоения препарата, особенно при оральном пути введения.

Оценка продолжительности возможной жизни больного не должна влиять на выбор анальгетика. Независимо от стадии заболевания и прогноза пациенты с сильной болью должны получать сильные обезболивающие препараты. Использование наркотических анальгетиков остается самым распространенным, простым и эффективным в купировании сильной боли. Правильно подобранная доза – это доза, дающая хороший эффект. Использование опиоидных анальгетиков сопряжено с развитием физической зависимости от них и толерантности к ним. Это нормальные фармакологические реакции на продолжающееся введение этих препаратов. Больные с устойчивым болевым синдромом могут принимать одну и ту же эффективную дозу на протяжении многих недель и даже месяцев. Безусловно, чрезмерная обеспокоенность проблемой психической зависимости приводит к тому, что врачи и пациенты применяют опиоиды в недостаточно высоких дозах, что не приводит, к сожалению, к облегчению боли. Необходимо оценивать эффективность лечения каждые 24 часа и адаптировать дозы в соответствии с состоянием больного, эффективностью анальгезии и силой побочных явлений.

Между фиксированными введениями препаратов морфина по необходимости («прострел» боли) применяют анальгетик короткого действия, например, просидол, который используют и с целью предупредить планируемую боль (болезненная процедура, эндоскопическое исследование), и другие болезненные кратковременные манипуляции, а также для контроля любой новой боли.

Коэффициент перерасчета опиоидов определить достаточно сложно, поэтому рационально назначать наркотические анальгетики по «восходящей лестнице» – промедол, омнопон, морфин.

Риск передозировки наркотиков невелик, если больной находится под постоянным медицинским контролем.

По нашему многолетнему опыту, у больных, длительно получающих адекватные дозы наркотических анальгетиков, психическая зависимость не развивается. Прием опиоидных препаратов можно прекратить, если проблема боли успешно решена с помощью лучевой или химиолучевой терапии, при этом следует снижать постепенно дозу до полной отмены, чтобы не допустить появления симптомов отмены.

Научные исследования по вопросам борьбы с болью при онкологических заболеваниях позволили получить новые сведения о причинах возникновения и особенностях боли, а главное – изучить механизм действия опиоидов на боль при раке. Доказано, что у больных, длительное время принимающих наркотические препараты, чрезвычайно редко могут развиться толерантность, физическая и психическая зависимость.

Следовательно, риск развития такой зависимости не должен быть фактором, учитываемым при решении вопроса о применении опиоидов у больных с выраженным болевым синдромом.

Препараты морфина можно безопасно вводить в возрастающих количествах до тех пор, пока не будет получено адекватное обезболивание. «Правильная доза» – это та доза морфина, которая эффективно облегчает боль до тех пор, пока вызываемые им побочные реакции переносятся больным. Какой–либо стандартной дозы морфина не существует (ВОЗ, 1996 г.)

В целом результаты исследований по применению опиоидов у онкологических больных свидетельствуют о том, что как общественности, так и профессиональным работникам здравоохранения следует возлагать гораздо больше надежды, чем ныне, на возможности имеющихся методов обезболивания при раке. Однако на сегодняшний день существует много причин, по которым полноценного лечения боли у онкологических больных не проводится:

1. Отсутствие единой, целенаправленной политики в области обезболивания и паллиативного лечения.

2. Плохая осведомленность организаторов здравоохранения о возможностях методов обезболивания.

3. Применение опиоидов при болях у онкологических больных приводит к развитию психической зависимости и к злоупотреблению ими.

4. Правовые ограничения, накладываемые на применение опиоидных анальгетиков и на систему обеспечения ими.

На каждом этапе лечения прежде, чем увеличить дозу анальгетика, необходимо применять ко–анальгетики (группа препаратов, обладающих, кроме основного действия, эффектами, за счет которых они ослабляют боль): трициклинические антидепрессанты, кортикостероиды, гипнотики, нейролептики.

При упорных болях мучительного характера, так называемых нейропатических, опиоиды мало эффективны. В лечении боли у этой группы больных успешно применяли Трамал – начальная доза 50 мг каждые 6 час., повышая дозу до 100–150 мг и сокращая интервалы введения каждые 4 часа, максимальная суточная доза 900–1200 мг. Одновременно применяли амитриптилин в начальной дозе 10–25 мг по утрам, при хорошей переносимости увеличивали дозу до 150–200 мг. Карбамазепин 10мг х 2 р в сутки, также постепенно увеличивали дозу до получения анальгезирующего эффекта. Через 7–10 дней, как правило, наступает облегчение боли. Побочные реакции коррелируются дозой каждого применяемого препарата.

Для консервативного лечения болевых синдромов наиболее широко используется трамадола гидрохлорид (Трамал), относящийся, согласно рекомендациям ВОЗ, ко второй ступени противоболевой терапии, занимая промежуточное место между терапией нестероидными противовоспалительными препаратами и наркотическими анальгетиками. Препарат имеет уникальный двойной механизм действия, который реализуется через связывание с m-опиоидными рецепторами и одновременное ингибирование обратного захвата серотонина и норадреналина. Именно синергизм обоих механизмов действия определяет высокую анальгетическую эффективность Трамала при лечении болевых синдромов. Кроме того, клинически важным является тот факт, что отсутствует синергизм побочных эффектов, что объясняет большую безопасность препарата по сравнению с классическими опиодными анальгетиками. В отличие от морфина, Трамал не приводит к нарушениям дыхания и кровообращения, моторики ЖКТ и мочевыводящих путей, а при длительном применении не приводит к развитию лекарственной зависимости. Применение Трамала показано при отсутствии эффективности от ранее проводимой терапии неопиоидными препаратами при онкологических болях умеренной интенсивности.

Анальгетический потенциал Трамала, по данным разных авторов, составляет от 0,1 до 0,2 от потенциала морфина, он равен или несколько превосходит потенциал кодеина; по эффективности 50 мг Трамала эквивалентны 1000 мг метамизола. Трамал особенно показан для купирования боли при соматических и висцеральных опухолевых образованиях. Препарат используется в различных инъекционных формах: растворы для инъекций (ампулы 1 и 2 мл), 50 мг в 1 мл, капсулы 50 мг, ректальные свечи 100мг и таблетированнные формы 100 и 150 мг, что является оптимальным при выборе способа введения при различных локализациях опухолей. Максимальная суточная доза составляет 400 мг в сутки. При неэффективности максимальной дозы показан переход к опиоидным анальгетикам (морфина гидрохлорид, промедол и др.) с сохранением неопиоидной терапии либо дополнительным назначением другого неопиоидного анальгетика.

Лечение Трамалом хорошо переносится больными: улучшается качество жизни (нормализуется сон, аппетит), что выгодно отличает препарат от наркотических анальгетиков, угнетающих физическую и умственную активность пациентов. Кроме того, нельзя не учитывать психосоциальный аспект назначения препарата у тяжелых онкологических больных, что улучшает качество их жизни, облегчает работу медицинского персонала в плане общения с больным.

В тех случаях, когда исчерпана возможность лекарственной терапии, следует использовать специальные, так называемые инвазивные методы обезболивания (эпидуральная, субарахноидальная блокады).

Соматические симптомы

Наиболее частым общим симптомом у онкологических больных с запущенной формой рака является астения (ослабление), обычно сопровождающаяся потерей аппетита и нарушением питания. Однако основной механизм некоторых симптомов, таких как кахексия – анорексия – астения, в настоящее время недостаточно ясен. Такие больные должны находиться в стационаре для проведения парентерального питания (жировые эмульсии, аминокислоты, углеводы, витамины и др.) под врачебным контролем.

Существует настоятельная необходимость поддержки исследований в этой области в целях развития рациональной терапии.

Терапевтические усилия должны учитывать взаимодействия симптомов, роль причинного фактора для уменьшения проявлений этих симптомокомплексов. Эта задача лучше выполняется при осуществлении паллиативного лечения врачами, специализирующимися в этом направлении.

Что касается других областей онкологической помощи, акцент должен быть сделан на профилактику и раннюю диагностику нежелательных симптомов при регулярном осмотре больного.

Когда проводится лечение больного со стойкими симптомами, то лекарства должны приниматься регулярно – для профилактики тошноты, рвоты, запора. Прием лекарств по мере «надобности» вместо регулярного их применения часто является причиной многих страданий, не поддающихся лечению.

Одновременное лечение несколькими препаратами, хотя необходимость в этом нередко возникает, может создать у пациента дополнительные сложности, т.к. его ослабленное состояние нарушило нормальный метаболизм выведения препаратов.

В дополнение к меди каментозному лечению разнообразные физические и психические воздействия могут способствовать обеспечению комфортного состояния больного. Умелое применение немедикаментозной терапии способно дополнить действие фармацевтических препаратов, что позволяет иногда снизить дозировку препарата и риск развития побочных реакций.

Психические проявления: реактивная тревога (нарушение приспособленности) наблюдается от 20–32% случаев. Депрессия – от 50 до 65%, наблюдаются у больных, узнавших о диагнозе, когда они впервые оказываются лицом к лицу с неизбежностью и смертью. Нередко это сопровождается состоянием оцепенения, полной отрешенности, а затем и психическим расстройством. Именно в этот период, как никогда, больному необходима поддержка (эмоциональная, социальная, духовная).

www.rmj.ru

какие бывают виды и современные методы обезболивания при раковых опухолях?

Боль является неотъемлемым симптомом онкологических заболеваний. На заключительных стадиях болезни из терпимой она постепенно превращается в сильную, мучительную и постоянную. Хронический болевой синдром отягощает жизнь онкологического больного, угнетает не только физическое, но и психическое состояние.

Тема обезболивания при онкологии крайне актуальна для больных и их родственников. Современная медицина владеет широким арсеналом препаратов и методов для борьбы с болью при раковых опухолях. Более чем в 90% случаев болевой синдром удается купировать или уменьшить его интенсивность. Рассмотрим подробнее, как выстроена правильная схема обезболивания и на чем основаны передовые методы облегчения состояния онкологических больных.

Онкология и боль

Боль — это один из первых симптомов, который указывает на прогрессирование злокачественного процесса в организме. Если на ранней стадии рака на болевые ощущения жалуются не более трети пациентов, то по мере развития заболевания о них говорят практически всегда. Боль может вызывать не только сама опухоль, но и воспалительные реакции, приводящие к спазмам гладкой мускулатуры, поражения суставов, невралгия и раны после хирургического вмешательства.

К сведению

Как правило, боль при раке появляется на III и IV стадиях. Однако иногда ее может и не быть даже при критических состояниях больного — это определяется типом и локализацией опухоли. Известны факты, когда рак желудка IV стадии протекал бессимптомно. Может не вызывать боли опухоль молочной железы — неприятные ощущения в таких случаях появляются только когда метастазы охватывают костную ткань.

Болевой синдром можно классифицировать по разным признакам. Так, по степени интенсивности боли могут быть слабые, средние и сильные; по субъективной оценке — колющие, пульсирующие, сверлящие, жгучие; по продолжительности — острые и хронические. Отдельно остановимся на классификации боли по происхождению:

  1. Висцеральные — боли в области брюшной полости без четкой локализации, длительные, ноющие. Например, болезненные ощущения в области спины при раке почек.
  2. Соматические — боли в связках, суставах, костях, сухожилиях: тупые, плохо локализуемые. Для них характерно постепенное наращивание интенсивности. Появляются на поздних стадиях рака, когда метастазы образуются в костной ткани и вызывают поражение сосудов.
  3. Невропатические — боли, вызванные нарушениями в нервной системе. Например, давлением опухоли на нервные окончания или их повреждением. Такой тип ощущений вызывает также лучевая терапия или проведенная хирургическая операция.
  4. Психогенные — боли без физических поражений, связанные со страхом, депрессией, самовнушением пациента. Появляются в результате сильных эмоциональных переживаний и не поддаются лечению обезболивающими средствами.

На заметку

В медицине существует термин «фантомная боль» — это болевые ощущения в той части тела, которая удалена в результате операции. К примеру, болезненность в области груди после мастэктомии или боль в ампутированной руке или ноге. Точного объяснения этого явления до сих пор нет. Некоторые ученые видят причину в несогласованности той части мозга, которая отвечает за чувствительность, с той, что ответственна за мышление. Другие уверены, что фантомная боль — это результат плохо проведенной анестезии.

Боль — это защитная реакция организма и главный сигнал тревоги. Она придумана природой, чтобы указать человеку на проблему, заставить его задуматься и побудить к действию. Однако хроническая боль при онкологии лишена этих функций. Она вызывает у больного уныние, чувство безысходности, депрессию (вплоть до психических расстройств), препятствует нормальному функционированию организма, лишает возможности чувствовать себя полноценным членом общества. Боль отнимает силы, необходимые в борьбе с раковой опухолью. Прогрессивная медицина рассматривает такую боль как патологический процесс, который требует отдельной терапии. Обезболивание при раке — это не разовая процедура, а целая программа лечения, призванная сохранить социальную активность пациента, не допустить ухудшения его состояния и угнетения психики.

Как снять боль при раке: нюансы выбора схемы обезболивания

Итак, подбор эффективной терапии для устранения боли — сложная задача, которая требует поэтапного подхода. Прежде всего врачу необходим анамнез: причина боли (если она установлена), давность, локализация, интенсивность, изменение характера боли в связи со сменой времени суток и в зависимости от интенсивности физической нагрузки, тип анальгетиков, которые уже применялись, и их эффективность во время приема. Если пациент жалуется на сильную боль, в первую очередь необходимо исключить состояния, требующие неотложной помощи, например инфекции или патологическое поражение мозговых оболочек метастазами. Для этого назначают ультразвуковое исследование, магнитно-резонансную томографию, компьютерную томографию и другие исследования по усмотрению врача. Если неотложное состояние исключено, выбор метода обезболивания будет зависеть от выраженности боли и ранее применяемых анальгетиков.

Крайне важно, чтобы врач относился к болевым ощущениям пациента со всей серьезностью, не приуменьшая их значимость. Необходимо контролировать их снижение или увеличение. Бывает, онколог может назначить повышенную дозу лекарств или сразу перейти к наркотическим препаратам, чтобы достичь быстрого эффекта. Но такая методика дает лишь кратковременный результат. Нередко ошибки совершают и сами пациенты, которые терпят «до последнего» и лишь затем начинают жаловаться. Между тем, прием обезболивающих необходим при первом появлении болей.

Точное следование правильной схеме приема способно значительно отсрочить потребность в сильнодействующих препаратах. Случается, что пациенты принимают все анальгетики подряд, подбирая то, что поможет им лучше и быстрее. Это также является ошибкой, поскольку важно выяснить причину боли. Например, спазмы в брюшной полости снимают лекарствами, которые при костных болях окажутся неэффективными. Не говоря уже о том, что боли вообще могут быть связаны с онкологией только косвенно или вовсе не иметь к ней никакого отношения.

Каждый врач действует в соответствии со своими знаниями и опытом, однако в основе всей противоболевой терапии лежит единая схема, рекомендованная Всемирной организацией здравоохранения, — «лестница ВОЗ».

Трехступенчатая система обезболивания при раке: «лестница ВОЗ»

В рекомендациях экспертов ВОЗ выделено три ступени фармакотерапии, которые обеспечивают рациональное лечение болевого синдрома у онкологических больных. В соответствии со ступенью подбирают и препараты:

  • при слабой боли — неопиоидные анальгетики;
  • при усилении — легкие опиоидные препараты;
  • при сильной боли — наркотическое обезболивание и адъювантная терапия.

Рассмотрим каждый этап более подробно.

Первая ступень. Начинают лечение болевого синдрома с ненаркотических анальгетиков и нестероидных противовоспалительных средств (НПВС). К ним относятся парацетамол, ибупрофен, аспирин, мелоксикам и другие. При боли в мышцах и суставах — диклофенак, этодолак и прочие. Все эти вещества воздействуют на периферические болевые рецепторы. В первые дни препараты могут вызывать общую усталость и сонливость, что проходит самостоятельно или корректируется изменением дозировки. Если прием таблеток не дает нужного результата, переходят к инъекциям.

Вторая ступень. Когда препараты первой ступени становятся неэффективны, к ним подключают слабые опиаты. Обычно это трамадол и кодеин. Болеутоляющий эффект достигается за счет воздействия на опиатные рецепторы ЦНС и замещения эндорфинов — «гормонов радости», выработка которых при интенсивных болях уменьшается. Трамадол назначают в форме таблеток или инъекций. Его принимают вместе с анальгином, парацетамолом и другими медикаментами первой ступени (синергетический эффект): трамадол воздействует на ЦНС, а НПВС — на периферическую нервную систему.

Третья ступень. Финальный этап лечения, к которому переходят, если пациент испытывает мучительные, непрекращающиеся боли. Медикаменты третьего этапа — это сильные опиаты, ключевой из которых — морфин. Однако есть вещества более щадящие, вызывающие меньшее привыкание. Это бупренорфин («Бунпронал») — эффективность 50% относительно морфина; пиритрамид («Дипидолор») — эффективность 60%; фентанил («Дюрогезик») — 75–125%. Эффект наступает через несколько минут после приема, однако больной должен четко следовать назначенной врачом схеме. Принимать препараты начинают с минимальной дозы, постепенно увеличивая ее.

Эффективные технологии снятия болевого синдрома у больных раком

Одним из основных факторов при выборе метода обезболивания при онкологии является не только эффективность действия, но и удобство для больного, влияние на качество его жизни. Раньше практически всегда использовались инвазивные методы — инъекции. Современные методы обезболивания разнообразны и максимально комфортны для пациентов.

Обезболивающие пластыри. Это способ трансдермального введения препарата. Пластырь содержит четыре слоя: защитная полиэфирная пленка, резервуар с действующим веществом (например, с фентанилом), мембрана, корректирующая интенсивность выделения, и липкий слой. Пластырь можно наклеить в любом месте. Фентанил высвобождается постепенно на протяжении трех суток. Действие наступает уже через 12 часов, после удаления концентрация лекарственного вещества в крови медленно снижается. Дозировка может быть разная, ее подбирают индивидуально. Пластырь назначают, как правило, в самом начале третьей ступени обезболивания при онкологии.

Спинальная анестезия. При спинальной анестезии лекарство вводят в спинномозговой канал. Это приводит к временному «выключению» тактильной и болевой чувствительности. Введение происходит через катетер, что требует от врача определенного опыта. В качестве анальгетика используют морфин, норфин, фентанил и так далее. По спинномозговой жидкости и общей системе кровообращения они поступают в мозг. Не исключены побочные эффекты в виде тошноты и сонливости.

Эпидуральная анестезия. Лекарство вводят в эпидуральное пространство, расположенное между твердой мозговой оболочкой и стенками полости черепа или позвоночного канала. Препараты аналогичны спинальной анестезии. Эпидуральная анестезия используется, чтобы снять боль при раке, когда появились вторичные изменения в костях, а оральный и парентеральный методы введения уже не приносят результатов.

Нейролизис через ЖКТ при помощи эндосонографии. Нейролизис (невролиз) — это процесс разрушения ноцицептивного (болевого) нервного пути. Введение анальгетика происходит трансгастрально — через желудочно-кишечный тракт, точность обеспечивает эндоскопический ультразвуковой контроль. Такие методы местного обезболивания применяются, к примеру, при раке поджелудочной железы с эффективностью до 90%. Обезболивающий эффект способен сохраняться более месяца, в то время как наркотические анальгетики классическим способом пришлось бы вводить постоянно.

Введение препаратов в миофасциальные триггерные пункты. Миофасциальный болевой синдром выражается спазмами мышц и появлениями в напряженных мышцах болезненных уплотнений. Они называются триггерными точками и вызывают боль при нажатии. Инъекции в триггерную зону снимают боль и улучшают подвижность участка тела.

Вегетативные блокады. Блокировка нерва предусматривает введение препарата в точку проекции нерва, который связан с пораженным органом и вызывает боль. Например, блокада при раке поджелудочной железы ликвидирует боль на несколько месяцев. В зависимости от вида анестетика, процедуру проводят раз в год, раз в полгода или каждую неделю. Еще один плюс — минимальное количество негативных последствий.

Нейрохирургические вмешательства. В ходе процедуры нейрохирург перерезает корешки спинномозговых или черепных нервов, по которым проходят нервные волокна. Таким образом, мозг лишается возможности получать болевые сигналы. Разрезание корешков не приводит к утрате двигательной способности, однако может затруднить ее.

Анальгезия, контролируемая пациентом (PCA). Этот вид обезболивания основан на простом правиле: пациент получает анальгетики тогда, когда он этого хочет. В основе схемы лежит индивидуальное восприятие боли и необходимость приема анальгетиков. В европейских странах РСА принята в качестве стандарта постоперационного обезболивания. Метод прост и относительно безопасен. Однако пациентам необходимо проходить тщательный инструктаж.

Выбор конкретного метода обезболивания при раке зависит от многих факторов — вот почему так важны индивидуальный подход и тщательное обследование пациента, позволяющие врачу оценить эффективность метода, его целесообразность и возможные риски. Медики прочно утвердились в мысли, что болевой синдром необходимо лечить независимо от прогнозов по основному заболеванию. Устранение боли позволит предотвратить ее разрушительное действие на физическое, моральное и психическое состояние пациента, а также сохранить его социальную значимость.


www.kp.ru

Паллиативная медицинская помощь при раке IV стадии

Надо ли тратить последние месяцы на терапию рака? Сколько месяцев осталось жить? Чем определяется продолжительность жизни при метастазах? На что можно рассчитывать? Если нет спасения, то что можно сделать? Что обязательно предложат в хорошей клинике?

Вопреки сложившемуся мнению, IV стадия рака — это совсем не угроза смерти в ближайшем будущем и не отсутствие будущего вообще. Констатация у пациента IV стадии — только квалификация далеко зашедшего злокачественного процесса, когда первичная опухоль какого-либо органа сосуществует со своими дочерними очагами — метастазами.

Четвертая стадия — не смертный приговор, во всяком случае, ни один онколог не скажет, сколько жизни осталось. Так только в кино показывают, а в науке онкология чётко рассчитано, когда и что необходимо делать онкобольному, но вопрос «сколько мне осталось» останется без ответа не из-за гуманистических усмотрений, а потому что ответ знает только Бог.

Подобрать лечение

Стоит ли лечиться при IV стадии?

Вот так жил человек, ничего не зная про зло внутри себя, но услышал диагноз и всё, жизнь в одночасье закончилась? Вчера жил и неплохо, а сегодня сборы на погост? Не кажется вам такая постановка проблемы полной ерундой? Для раковой клетки ваше знание о её существовании ничего не изменило — как рос рак, так и продолжает расти с той же скоростью, и никто в мире пока не в курсе, как быстро увеличивается опухоль. Рано складывать крылышки, у вас ещё есть время на борьбу.

Кто-то посчитает все труды напрасными и, отказавшись от любой терапии, выберет уход в беспробудную работу, дальние путешествия или депрессивное лежание лицом в стенку. Человек заслужил право распоряжаться своей жизнью, даже так неразумно. Только клиническая практика показывает, что отказавшиеся от лечения через некоторое время обязательно обращаются к онкологу с мольбой «полечить». И их полечат, правда, статус уже изменился, от онкологического больного потребуется больше труда, а результат будет куда хуже.

Всё надо делать своевременно, особенно бороться за свою жизнь и здоровье. Можно делать химиотерапию и путешествовать, и работать, и вообще жить «на всю катушку», но с разумными ограничениями в некоторые периоды. Глупо отвергать абсолютно всё — все предлагаемые онкологами способы, если боязно химиотерапии, то улучшить качество и продлить жизнь помогут симптоматическая и паллиативная терапия.

В некоторых ситуациях «наилучшая сопроводительная терапия» даёт не худший результат, чем специальное противоопухолевое лечение с химиотерапией во главе. Вот что действительно необходимо больному IV стадией, так найти того врача и ту клинику, где проведут оптимальное лечение, согласующееся с жизненными пожеланиями нездорового человека. Где сделают не больше необходимого и во благо, не уступая агрессивному устремлению близких «спасать во что бы то ни стало и любой кровью».

Сложно, но надо взять себя в руки — успокоиться и начать лечение, ведь всё уже случилось — рак есть, и вы не властны изменить прошлое, а за будущее можно и нужно побороться.

Правильно подобранный план лечения может продлить жизнь пациенту на недели, месяцы и даже годы. Для консультации о возможных методах лекарственного и хирургического лечения онкологии рекомендуем обратиться к врачу-онкологу Сергееву Петру Сергеевичу.

Сколько живут с раком IV стадии?

Сегодня онкологи столкнулись с возрастанием числа операций по поводу раннего рака молочной железы при стабильности средней продолжительности жизни, что говорит об избыточности лечения некоторых женщин. Какие-то опухоли вообще не надо было даже трогать — они не стали причиной смерти, если бы их не обнаружили, женщина могла прожить всю жизнь без лишних неприятностей. Только науке сегодня неизвестно, какая будущая жизнь уготована человеку.

Распространившийся рак не возникает в одночасье, некоторые опухоли годами растут до объёма 1 кубического сантиметра, к примеру, в среднем рак поджелудочной от одной клеточки до сантиметрового узла выращивается более полутора десятилетий. Опять-таки средне-статистически, а в жизни может расти дольше или быстрее.

Однозначно доказано клиническими исследованиями, что пессимистичный настрой онкобольного оборачивается быстрым прогрессированием процесса и худшей переносимостью терапии. Маниакальный настрой тоже не помощник, а серьёзное и вдумчивое отношение, спокойствие духа и уравновешенность настроения повышают эффективность противоопухолевой терапии, да вы и сами не раз наблюдали везучесть оптимистичных пациентов.

При всей скрупулёзности онкологических исследований только в трети случаев в клинической практике удаётся воспроизвести результаты научной работы, что ещё раз свидетельствует против бесполезности выяснения средней продолжительности жизни страдающих какой-то формой рака.

Нет ни одной похожей по своим характеристикам раковой опухоли, нет абсолютно схожих организмов людей, стоит оставить гадания об оставшихся месяцах жизни, к истине они не приближают, правду покажет только противоопухолевое лечение, вернее, его результат.

Чем определяется продолжительность жизни пациента с IV стадией рака?

Формально в научных исследованиях продолжительность жизни страдающих распространённым раком измеряется неделями жизни, после радикальной операции — годами, констатируются одногодичная, пятилетняя и десятилетняя выживаемость. И онкологи так делают, не исходя из «безнадёжности прогноза» при метастазах, а исключительно для удобства стратификации и статистики.

В реальности продолжительность жизни онкологического больного определяется:

  • биологическими характеристиками новообразования, в частности, потенцией клеток к делению;
  • реакцией раковых клеток на противоопухолевые препараты, то есть их чувствительностью к лечению;
  • переносимостью лечения и способностью нормальных тканей к быстрому восстановлению после повреждения, что позволяет введение оптимальных доз и соблюдение интервалов;
  • наличием сопутствующих заболеваний, ограничивающих возможности агрессивной химиотерапии;
  • приверженностью лечения, то есть исполнение пациентом режима лечения и рекомендаций врачей;
  • адекватностью лечебного воздействия.

Последний пункт ещё недавно не учитывался, поскольку возможности онкологических клиник были так себе: ни современных лекарств, ни достатка давно известных цитостатиков, ни качественных средств симптоматической терапии, ни условий для паллиативной помощи. Больному из лекарств давали, что имелось, изменяли схему из-за отсутствия нужного препарата, увеличивали интервал между курсами, потому что не занимались профилактикой осложнений и реабилитацией. Кое-где и до сих пор так ужасно лечат.

Сегодня врачи не властны над биологией рака и не могут изменить чувствительность клеток к химиотерапии, не способны «перечеркнуть» влияние хронических болезней на выбор лечебной программы, но всё остальное во власти онкологов. Врачи должны иметь соответствующую профессиональную подготовку и исходные средства: отличное диагностическое оборудование, полный набор оригинальных лекарств, аппаратуру для паллиативной помощи и реабилитации.

Вы знаете, что есть врачи «как все» и доктора, у которых больные живут дольше и лучше, потому что для них состояние пациента и его жизнь — главное. Надо только найти клинику, где такому доктору дали в руки всё, что необходимо больному.

Подобрать лечение

Если пациента нельзя излечить, как ему можно помочь?

При IV стадии рака не часто удаётся вылечить навсегда, тем не менее, это не невозможно. Пример: немелкоклеточный рак лёгкого с метастазом в головной мозг, когда оба образования — первичную опухоль и метастаз можно удалить и после профилактически облучить голову. Аналогично поступают при раке почки и нескольких метастазах в легких. Формально четвертая стадия, а по сути лечение радикальное, ожидаемая продолжительность жизни — годы и годы, а смерть случится от инфаркта или инсульта, но не рака.

Большинству больных IV стадией предлагается лекарственное лечение: при раке молочной железы — химиотерапия цитостатиками и гормоны; при раке легкого — таргетные препараты и цитостатики; при меланоме — иммуноонкологические препараты и так далее. Причём не один и не два варианта комбинаций, а множество, когда на смену неэффективной схеме приходит новая комбинация лекарств разного механизма действия.

Сегодня в продвинутых онкологических клиниках используют методики местного разрушающего опухоль воздействия, как радиочастотная абляция (РЧА) и криодеструкция. При метастазах в печени, когда невозможно хирургическое удаление части доли с раковым очагом, электрическим током сжигается опухолевая ткань, а на этом месте образуется рубец.

Вариантов сочетания химиотерапии с другими методами местного воздействия немало, главное — пациент выигрывает месяцы жизни и качество жизни улучшается. Где такое возможно? В нашей клинике, и опыт огромный у специалистов, и оборудование современное, и выхаживать умеем.

Если пациента нельзя спасти, как можно облегчить его состояние?

Обязательность облегчения состояния с помощью паллиативной медицины должна быть главной задачей любого онкологического учреждения, взявшегося за лечения больного IV стадией рака. Состояние может ухудшаться временно, как правило, в процессе проведения специального противоопухолевого лечения, но на второй неделе перерыва уходят последствия токсических реакций на химиотерапию и организм постепенно восстанавливается. Примерно через 3 недели после завершения химиотерапии самочувствие вполне хорошее.

Тем не менее, на этапе «временных трудностей» совсем нелишни облегчающие переносимость сопроводительные лекарственные средства и профилактика тяжёлых осложнений, учитывающее повреждение тканей специальное питание. Программы сопроводительной и восстановительной терапии на фоне химиотерапии — стандарт качественной онкологической помощи.

Прогрессивное ухудшение состояния характерно для метастатической стадии, когда исчерпаны возможности противоопухолевого воздействия, человек слабеет и теряет в весе. Поднять жизненные силы и восполнить энергию способно специальное питание — нутритивная поддержка, дополняемое активной дезинтоксикационной терапией.

При невозможности питания естественным способом — через рот, необходимое вводится внутривенно. При непроходимости пищевода его просвет можно восстановить стентами, разрушить выбухающую часть рака желудка, установить специальную систему для практически естественного питания.

При избыточной выработке жидкостей в полостях, их регулярный отток обеспечивается специальными портами, по которым внутрь вводят «подсушивающие» лекарственные препараты.

При болевом синдроме, вызываемом метастазами в костях, можно подключить облучение и бисфосфонаты, чем достигается хорошее обезболивание и предотвращается возможный перелом.

Важно жить дольше и лучше, но даже при отсутствии перспектив на будущее настоящее должно быть приемлемым, а не обузой. Сегодня онкология может многое, но не всё, тем не менее, ей по силам улучшить самочувствие и скрасить дни страдающего раком человека. Одно условие — опытным специалистам необходимо предоставить отличное оборудование и современные качественные лекарства.

Современная паллиативная медицина может предложить пациентам с IV стадией рака несколько методов продлить жизнь и улучшить ее качество. Проконсультируйтесь по телефону: +7 (495) 123-45-67

247doc.ru

Наука против рака: открытия, которые дарят надежду

Доктор медицинских наук, профессор РАН, заместитель директора по онкологии ГБУЗ «Московский клинический научно-практический центр имени А. С. Логинова ДЗМ», врач-онколог Людмила Григорьевна Жукова.

Можно ли сегодня предотвратить непоправимый исход онкозаболеваний?
– Ответ в общественном сознании уже превратился в «общее место». Но от этого он не перестал быть правильным: для сохранения своего здоровья и жизни надо не курить, избегать избыточного пребывания на солнце, не злоупотреблять алкоголем, поддерживать нормальную массу тела и уровень физической активности! Проконсультироваться с врачом о вакцинации от ВПЧ – вируса папилломы человека (для девочек) и вируса гепатита В (для всех)! Трудно принять эти рекомендации именно потому, что они очень простые. Но статистика такова: среди курящих людей тех, кому пришлось встретиться с опухолью, гораздо больше, чем среди некурящих. Это риск, повышенный в десятки раз.

Еще пример – смена модной «благородной бледности» на культ «бронзовой кожи» привела в XX веке к росту заболеваемости меланомой (одно из самых смертельных злокачественных новообразований кожи) примерно на 3000 процентов.

Исход болезни зависит во многом и оттого, насколько рано она будет выявлена, поэтому необходима регулярная диагностика в соответствии с полом и возрастом. Например, при прохождении диспансеризации шанс на раннее выявление онкологического заболевания будет выше, чем без нее. А при первых признаках неблагополучия, не откладывая, обращайтесь к врачу!

– Есть ли новые методы терапии и какой из них наиболее эффективный?
– Онкология бурно развивается, но она опирается на три основные методики: хирургия, лучевая терапия, системная лекарственная терапия. Первые два метода остаются базой в лечении большинства новообразований на ранних стадиях, так как обладают мощным воздействием на опухоль. Но как только она дает метастазы, за ними уже не может угнаться ни нож хирурга, ни ионизирующий луч. Здесь в дело вступает лекарственное лечение. Потенциально, где бы ни находилась опухолевая клетка, ее должно настигнуть лекарство, попавшее в организм. Вопрос в том, как сделать эту терапию более эффективной и безопасной?

Современная онкология дает шанс на излечение того, что считалось смертельным еще 15-20 лет назад. Если излечения добиться не удается, мы получаем возможность контролировать болезнь в течение многих лет. Появились новые эффективные медицинские технологии: таргетная терапия (использование препаратов, блокирующих определенные пути стимуляции опухолевой клетки) – как в виде малых молекул, проникающих внутрь клетки, так и антител к конкретной мишени на поверхности опухолевой клетки, иммунотерапия (препараты, активирующие собственный иммунитет для борьбы с опухолью). Но пока нет ответа на вопрос: какая из имеющихся методик лучше? Главное – это грамотный врач-онколог, эффективно эти методики применяющий.

Суперсовременные методы лечения создаются сегодня и в России: одной из фармацевтических компаний разработан и проходит клинические испытания препарат для иммунотерапии, относящийся к классу ингибиторов контрольных точек иммунитета. Простыми словами, лекарство, которое позволит организму успешно использовать систему распознавания «свой-чужой», не позволяющую опухоли прикидываться нормальной клеткой.

Также идут клинические испытания иммунотерапии следующего уровня, разработанной в стенах той же компании, – искусственно модифицированных клеток иммунной системы (CAR-Т клеток), обладающих потрясающей результативностью при лечении некоторых злокачественных опухолей крови.

– Российские врачи и пациенты сталкиваются с проблемой замены зарубежных препаратов на отечественные – более дешевые, но менее эффективные.
– Страна происхождения – не определяющий фактор. Препарат должен быть в первую очередь эффективным! А цена рассматривается как аргумент только при доказанном качестве. Если отечественный препарат произведен с пониманием того, что ему надо будет выдержать конкуренцию по правилам, принятым в развитых странах мира, то этот препарат, скорее всего, будет столь же эффективен и безопасен, как и препараты, произведенные за рубежом. И этому в отечественной науке уже сейчас есть доказательства.

www.kp.ru

12 мифов официальной онкологии

Экология познания: Здоровье: Современная онкология — это многомиллиардный бизнес, который заинтересован не только в сохранении своей успешной бизнес формулы и прибылей, но и всячески старается их преувеличить.

Современная онкология — это многомиллиардный бизнес, который заинтересован не только в сохранении своей успешной бизнес формулы и прибылей, но и всячески старается их преувеличить.

Мало, кто знает, что самая большая часть затрат Фармацевтических корпораций — это реклама и лоббирование своих интересов, а вовсе не новые исследования. И даже новые исследования не направлены на избавление больных от недугов, а лишь на симптоматическое лечение и поддержание их болезненного состояния.

 

Помните, как в том анекдоте, который я называю притчей потому, что в нем больше истинны, чем шутки.-Сын стоматолог прибегает к отцу стоматологу и хвастается: " Отец, помнишь того больного, которого ты лечил много много лет? Так вот, я его вылечил за 3 дня!"  Отец говорит: «Дурак ты сын. Этот больной лечась все эти годы заплатил за твое обучение, твою свадьбу и твой дом!» 

Каким же образом, официальной онкологии удается делать так, что подавляющее большинство больных раком пользуется тремя калечащими и неэффективными методами лечения: химиотерапией, лучевой терапией и хирургией? Мед. истеблишмент использует несколько инструментов для убеждения людей, в том, что нет альтернативы этим методам.

Это и дискредитация и замалчивание альтернативных методов лечения рака, это фальсификация данных научных исследований, оказание давления на специалистов практикующих натуральные методы лечения и конечно самореклама — облагораживание своего имиджа. Однако самым важным моментом, который играет решающую роль в принятии больными решения подвергаться этим средневековым по жестокости методам лечения, являются мифы на которых держится современная онкология. Эти мифы постоянно циркулируют в прессе, на телевидении, они представлены как «библейские заповеди» в учебных пособиях. Они настолько эффективны в своей убедительности, что большинство людей не будет принимать никаких фактов против них, а будут рьяно отстаивать официальную версию или точнее какой-то из мифов.

Самое интересное, что если ваше сознание открыто новой информации, или вы способны разрушить стену построенную этими мифами в вашем сознании, то всего несколько вечеров исследования темы в интернете, не оставит вам никаких сомнений в том, что это именно мифы — не подтвержденные ни наукой, ни практикой.Я сделал небольшую подборку самых на мой взгляд широко распространенных мифов с короткими комментариями, чтобы не делать статью очень громоздкой. Любой заинтересованный читатель может найти более детальную информацию в интернете.

Позволю себе дать следующий совет, для начинающих исследователей этой не простой и эмоциональной темы. Обращайте внимание на источники информации! Не ищите опровержения моей точки зрения в официальных источниках или массмедиа. Конечно же вы их там найдете в избытке.

Эти мифы очень тщательно поддерживаются псевдонаучными фактами или просто безапелляционными заявлениями заслуженных онкологов и других специалистов, статьями в популярны журналах и газетах, передачах на телевидении, телесериалах и т.д. Википедия тоже давно перестала быть независимым источником и имеет тысячи проплаченных истеблишментом авторов, продвигающих его версию реальности. Попробуйте докопаться до причин создания этих мифов и мотивов их сочинителей.

Обратите внимание на то, куда ведет денежных след, так как очень часто тот кто платит — получает желаемые для него результаты. Изучайте научные работы из первых источников и вы удивитесь как часто интерпретация их результатов в прессе, даже научной, отличается от оригинала. Также очень интересным источником информации являются статьи и книги настоящих или бывших сотрудников мед. истеблишмента, вскрывающих всю «кухню» на которой создаются эти мифы.

Ниже я привожу перечень мифов на которых держится современная онкология. Существует масса доказательств в науке и практике, что это именно мифы. По объему этой информации и ее важности тема этих мифов достойна книги. Я же ограничусь короткими комментариями, надеясь зародить сомнение в читателе и побудить его на собственное исследование этого важного вопроса, которых так многих из нас может коснуться.

Миф 1. Чем раньше обратиться к онкологу, тем больше шанс на выздоровление

Факт: за последние 30 лет смертность от рака практически не уменьшилась. В тоже время увеличилось количество больных раком и рак значительно помолодел. В некоторых Западных странах рак вышел на первое место по смертности у детей, обогнав несчастные случаи. Более ранний приход к онкологу увеличивает период лечения и соответственно прибыль фармацевтическим концернам и мед. истеблишменту. Также, ранний приход к онкологу увеличивает значительно вероятность неправильного диагноза. Даже если диагноз правильный, то исключается возможность самоисцеления организма, так как его иммунная система, система выводящая токсины, пищеварительная и кроветворная системы будут серьезно подорваны агрессивным и калечащим лечением.

Любой патологоанатом вам скажет, что у более чем 50% больных старше 40 лет, умерших от различных причин (кроме рака) при вскрытии находят различные опухоли как на стадии роста так и на стадии регресса. Факт: опухоль — защитная реакция организма на токсичность и нехватку питательных веществ (Стресс тоже играет важную роль). Очень часто организм справляется сам и мы даже не узнаем об этом. Если же в такой момент делается обследование и находится опухоль, то вам настоятельно предложат сделать агрессивное лечение, которое само по себе канцерогенное и которое отнимет у вашего организма все защитные и компенсаторные возможности борьбы с раком.

Миф 2. Благодаря достижениям медицины больные сегодня дольше живут с диагнозом рак

Факт: Увеличение продолжительности жизни больного раком достигается не за счет более новых лекарств и методов лечения, а за счет более ранней диагностики и более раннего начала лечения. Это значит, что больной просто теперь дольше лечится. Учитывая, что смертность от рака не уменьшилась, то вероятность смерти больного при агрессивном раке остается такой же, даже при более ранней его диагностике. При этом как уже упоминалось выше, шансы больного на излечение значительно уменьшаются из-за ущерба нанесенного организму калечащим лечением. Также вероятность малигнизации доброкачественных или медленно развивающихся раков после такого агрессивного лечения значительно возрастает. Качество жизни также значительно уменьшается. Мы все знаем как выглядит больной после химиотерапии, хирургическом вырезании органов или после курса облучения.

Миф 3. Серьезную болезнь как рак нужно лечить только сильными, пусть и токсичными препаратами.

Эти препараты способны создать только крупные фармацевтические компании у которых есть соответствующих финансовый и научный ресурс. Травы, диета, сода и т.д. — все бред. Люди излечившиеся этими методами либо лгуны, либо были неправильно диагностированы. Также иногда официальное лечение может иметь замедленное действие (на месяцы и годы и только при условии применения альтернативных методов. Сарказм автора)

Факт: Успех химиотерапии в среднем 2,2% (журнал «Клиническая Онкология». Австралия. 2004 г.) Эффект от ее применения на организм -катастрофический.

Большинство химиотерапевтических препаратов являются известными канцерогенами, т.е сами вызывают вторичные раки.Вот небольшая статистика успеха применения некоторых альтернативных натуральных методов лечения рака: Диета Будвиг (основные компоненты: творог + льняное масло)- 90% Гипердозы витамина С (метод Линуса Паллинга) — 80%Метаболический метод д-ра Келли (ныне практикуемый д-ром Гонсалесом) 90%Виноградная диета Брандт — 95% Протокол Герсона — 90%Другие методы: Хлорид цезия, эсиак чай, электромагнитные и волновые приборы Райфа, Бекка, Кларк, протокол Билла Хендерсона, антинеопластоны Бржезинского, витамин В17, и еще десятки широко применяемых методов и сотни менее известных имеют процент успеха выше 50%.

(Следует отметить, что лечение должно быть комплексное. включающее детоксикацию организма и микросреды, диету, физ. активность, снятие или уменьшение стресса, восстановление иммунной системы, противоопухолевые натуральные препараты, антимикробное лечение, восстановление PH, оксигенацию тканей).К сожалению, эти проценты уменьшаются в среднем в 2 раза если больной обратился к ним после прохождения официального онколечениния (особенно химиотерапии). и даже после этого они все равно остаются гораздо более успешными чем официальная тройка: химиотерапия, лучевая терапия и хирургия, при этом не оставляя после себя постоянного повреждения организму.Все эти препараты или методы объединяет

3 важных момента:

1) они либо натуральные и не могут быть запатентованы фарм. компаниями и тем самым не позволяют контролировать рынок.

2) они излечивают рак, тем самым убирая главный фактор принуждения больных к официальному лечению, которым является страх. Излечивание (а не лечение рака химиотерапией, лучевой терапией и хирургией) разрушит бизнес формулу онкоиндустрии.

3) все эти препараты и методы — не токсичны, а значит не будут требовать дополнительного лечения симптомов вызванных токсичным и разрушительным для организма официальным лечением.

Миф 4. Сегодня медицина вылечивает до 50% больных раком (показатели по США)

Факт: Ни у одного из самых опасных видов рака не удалось понизить смертность за последние 30 лет. Каким же образом официальная медицина оправдывает такой успех своего лечения? Вот механизм из чего эта цифра формируется:

1) самый больший киллер из раков — мелкоклеточный рак легкого не учитывается в общей статистике смертности от рака.

2) не учитываются цифры целой этнической группы- афроамериканцев, у которых самые высокие из других этнических групп показатели заболеваемости и смертности от рака.

3) у самых часто встречающихся видов рака: рака груди, рака простаты, рака щитовидной железы — вероятность неправильного диагноза от 30% до 80% (!!!). Маммография и PSA очень не точные обследования. Из этого следует, что если здоровый «раковый» больной пережил агрессивное лечение, то он повышает показатели успеха официальной онкологи.

4) Некоторые часто встречающиеся состояния простаты, молочной железы (инкапсулированная карцинома протока) и щитовидной железы считаются раковыми или предраковыми и лечатся агрессивно (химиотерапия, лучевая терапия, хирургия).

Основная масса этих состояний — бессимптомная и не вызывает беспокойств. Многие ученые и врачи требуют переклассификации этих состояний в простые гиперплазии и прекращения использования агрессивного радикального подхода к их лечению. Эти «больные» тоже если переживают это лечение, то увеличивают % излечившихся. Налицо явная подтасовка цифр для убеждения людей в эффективности традиционной тройки лечения.

Миф 5. Если нашли опухоль и поставили диагноз рак любой степени, то у болезни есть только один путь — дальнейшего роста и прогресса если не будет лечения.

Факт: Более половины опухолей появляются и исчезают бессимптомно. Многие опухоли находятся в теле человека десятилетиями не проявляя какой либо симптоматики и эти люди потом умирают от других причин. Опухоли растут годами и десятилетиями, пока некоторые из них не проявят себя. Теперь представьте себе, если такая «спящая» или медленно-растущая опухоль подвергается агрессивному лечению. Bаш иммунитет, единственная естественная защита сдерживающая рост опухоли, будет практически уничтожена.

Детоксикационные функции печени и почек значительно уменьшены. Соотношение стволовых раковых клеток в опухоли к более дифференцированным будет сдвинуто в сторону стволовых, так как стволовые клетки рака переживают химию и облучение, а менее малигнизированные дифференцированные клетки погибают. Таким образом происходит значительная малигнизация опухоли. Именно поэтому, когда болезнь возвращается, после псевдоудачного официального лечения, то она всегда проявляет себя агрессивнее.

Оксигенация тканей будет значительно уменьшена из-за резкого закисления организма и удара по кроветворению из-за химиотерапии или облучения. Способность организма получать питательные вещества будет значительно уменьшена в связи с тем, что микробиом кишечника и его эпителий сильно пострадает. Все это приводит к малигнизации и более агрессивному течению болезни на фоне сильно ослабленного организма.

Поэтому, как говорят некоторые честные онкологи — бессимптомную опухоль не надо трогать и тогда она может пройти сама, остаться бессимптомной до смерти человека от других причин в старости или даже в случае малигнизации в будущем, даст больному больше времени если будет оставлена без лечения, чем на фоне агрессивного лечения и ослабления организма. Развитие опухоли совсем не линейное: после обнаружения она может расти и малигнизироваться (если не изменить образ жизни и восприятия реальности), может регрессировать и исчезнуть, а может инкапсулироваться на многие годы и десятилетия никак не отражаясь на здоровье до естественной смерти человека в старости от других причин.

Миф 6. Опухоль — это и есть рак. Убрать опухоль — значит выздороветь

Факт: Опухоль является симптомом ракового процесса в организма. Раковый процесс вызывается ослаблением иммунной системы, которая в норме сдерживает его развитие. Сбой иммунной системы в свою очередь вызывается токсичностью организма и/или нехваткой питания тканей (не путать с нехваткой еды). Облучение, ЭМП (электро магнитные поля) и стресс также являются сильными факторами в развитии ракового процесса и угнетения иммунной системы.

Для выздоровления ракового больного необходимо устранить по возможности все факторы вызывающие рак, сделать детоксикацию организма и окружающей микросреды, изменить диету и принимать пищевые добавки для снабжения тканей организма всем необходимым, принимать иммуностимуляторы, работать над изменением образа жизни и уменьшением стресса. Устранение опухоли одним или комбинацией традиционных методов (химия, облучение, хирургия) не только не остановит раковый процесс в организме, но и усугубит его многократно.

Миф 7. Рак — это мутация в нашей ДНК, поэтому может поразить любого: больного и здорового, богатого и бедного, старого и молодого. Факторы внешней среды хоть и играют роль в образовании рака, но очень ограниченную (в основном алкоголь и курение).

Факт: Многие ученые, врачи и исследователи (кто не на зарплате у Биг Фармы), считают, что рак зависит от внешних факторов и образа жизни на 95-98%. Наше питание, поведение, восприятие реальности, условия жизни, экология — все это влияет на выражение (работу) наших генов.

Как сказал основатель Эпигенетики Брюс Липтон: "в тот момент как вы поменяли свое восприятие — вы переписали биохимию своего организма". Т.е. мы можем активно влиять на то, как наши гены работают, на то здоровый ли у нас организм или забит токсинами и ослаблен. В последнем случае на клеточном уровне происходит ряд изменений: изменяется пропускная способность мембраны клетки, меняется ее ph, падает процесс оксигенации и производства энергетических молекул АТФ, в клетку проникают микробы и вирусы. Клетке грозит смерть. Как следствие всего этого в ней включается древний эволюционный механизм и вместо неминуемой смерти клетка переходит на гликолиз — бескислородное расщепление глюкозы для производства энергии необходимой для жизни.

Происходит и ряд других изменений в жизни клетки и ее взаимодействии с окружающей средой, вызванный включением генетической программы. Именно поэтому, раковые клетки любой локализации проходят через одни и те же изменения и показывают те же свойства. Так вот медицина указывает не эти генетические изменения как на внезапную, необъяснимую мутацию ДНК в клетке и замалчивает причины, по которым происходит включение этой древней программы являющейся по сути компенсаторной.

Медицине нужно привить нам фаталистическое отношение к раку. Мол может произойти с каждым и ничего тут не поделаешь кроме того, что опухоль теперь надо резать, травить или сжигать (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия), так как мутация ДНК сама не исчезнет. На самом же деле механизм включения этой программы -обратимый. Это доказал еще в 1932 г. Отто Варбург, получивший за это Нобелевскую премию.

При благоприятном изменении условий в которых живет клетка, увеличении поступления в нее кислорода и восстановлению ее ph, эта эволюционная защитная программа клетки прекращает свою работу и клетка восстанавливает свои нормальные биологические функции. Однако это не устраивает официальную медицину. Рака должны бояться и верить, что кроме устранения раковых клеток (опухоли) агрессивными, токсичными методами лечения ничего сделать больше нельзя.

Миф 8. Нет абсолютно никаких научных подтверждений того, что альтернативные, натуральные методы лечения рака работают.

Факт: Существует множество таких научных работ, где доказана эффективность того или иного альтернативного метода. По не случайному умолчанию масс медиа игнорирует их, а медицинские журналы часто отказываются печатать (из-за давления Биг Фармы, которая платит за рекламу, а также может оказать другие формы давления). Эти научные работы показывают, что натуральные вещества как например куркумин действуют на раковую клетку в тысячи раз сильнее чем химиотерапевтические препараты, причем действуют избирательно на раковые клетки и не вызывают абсолютно никакой токсичности.

Много исследованией на тему Canabis Sativa, и его производного ТКМ (тетраканабиноидное масло), которые показывают что определенные «неизлечимые» виды рака успешно лечатся тем, что в народе называют марихуаной. Можно найти научные работы по сотням растений, грибов и других натуральных веществ, которые лечат рак.

Существует веб сайт:www.greenmedinfo.com, в котором группа ученых и исследователей выставляют подобные научные работы. В их архиве уже более 25 тысяч работ утверждающих преимущество натуральных средств над фармакологическими и большая часть их относится к противораковым. Здесь необходимо напомнить, что натуральные средства не могут быть запатентованы и таким образом их применение нельзя контролировать. Также важным моментом является то, что процесс лиценцирования препарата стоит на сегодня несколько сот миллионов долларов, что является барьером для небольших независимых организаций и компаний.

Крупный фарм. бизнес же не заинтересован платить такие деньги без возможности их вернуть и заработать на этом (чего нельзя сделать без патента).Все же некоторые научные работы попадали в масс медиа и вызывали большой ажиотаж, после которого включалась деструктивная машина мед. истеблишмента. Проплачивались новые исследования с заведомо предсказуемым результатом, после чего утверждалось, что доказательства были не убедительными, так как результаты исследований были разными.

Другие исследования объявлялись ошибочными или на ученых оказывалось давление и работы прекращались. Часто бывали случаи научного подлога. Так при исследованиях Лаэтрила, или витамина В17, который обладал сильным антиконцерогенным действием, сначала не были соблюдены условия эксперимента и Лаэтрил давали не очищенный и в гораздо более низких дозировках, а в конце, когда результаты все же показали значительное уменьшение опухолей у подопытных крыс, то ставленники мед. истеблишмента Мак-Фарланд и Гарланд написали заключение, которое абсолютно противоречило результатам исследования.

Именно это заключение, которое является просто ложью с тех пор цитируют защитники официальных методов лечения, когда речь заходит о Лаэтриле. Кстати несколько альтернативных клиник в Мексике и Германии продолжают успешно лечить рак этим препаратом.

Похожей участи постигли исследования других противораковых натуральных препаратов: хлорида цезия, гидразида сульфата, гипердоз витамина С и др. Очень интересной книгой, раскрывающей глаза на псевдонаучность современной медицины, является книга Бена Голдайкерa «Плохая Фармакология» (Ben Goldacre, Bad Pharma). Очень интересную книгу предлагает Ральф Мосс Индустрия Рака (Ralf Moss. Cancer Industry), который работал в институте исследования рака в США — Слоан Кеттеринг и был сведетелем научных подлогов и блокирования успешных методов лечения рака самым известным в мире учреждением по борьбе с раком.

Миф 9. После постановки диагноза рак, необходимо срочно начать лечение. Время терять нельзя.

Факт: Опухоль растет годами и обычно проходит много лет до того, как она проявится какой-то симптоматикой. На этом фоне совершенно неоправдано требовать начало лечения скажем в понедельник, если диагноз поставлен в предшествующую пятницу. При этом онкологи нагнетают страх, который охватывает пациента и парализует его. Таким образом, он легче соглашается на калечащие виды лечения, которые онколог ему предлагает. Самой частой страшилкой является угроза метастазирования, поэтому рекомендуется незамедлительное лечение.

Однако нет никаких научных работ показывающих на каком именно этапе роста опухоли происходит метастазирование. Когда опухоль становится видной на КТ или МРТ, она уже состоит из миллиардов клеток и как упоминалось выше она росла годами. Поэтому, нет никакой гарантии, что метастазирование еще не началось, как и нет оправданнного риска, что оно начнется в считанные часы или дни до начала лечения. Больной может спокойно собраться с мыслями, исследовать эту тему и сделать информированный выбор метода лечения.

Миф 10. Поголовная обязательная маммография спасает жизни помогая установить диагноз рака на более ранней стадии. (тоже относится к тесту PSA при подозрении на рак простаты).

Факт: За 30 лет массовой маммографии смертность от рака груди не уменьшилась. Таким образом женщины от этого ничего не выигрывают. С другой стороны маммография является канцерогенной процедурой и с каждым обследованием увеличивает риск рака на 2% (за 10-20 лет ежегодной маммографии — это уже 20-40%(!!!)).

Но это не единственная опасность. С каждым обследованием увеличивается риск неправильного диагноза или «преддиагноза» когда не раковое состояние считается предраковым или раковым и лечится агрессивно канцерогенными химиотерапией и лучевой терапией, тем самым нанося непоправимый ущерб здоровью. В последнее время на западе появилось новое сумасшествие, когда профилактически женщины идут на двойную мастэктомию и/или удаление яичников.

Объясняется это плохой наследственностью или наличием «ракового» гена. При этом сторонники этого метода, которым могла бы позавидовать испанская инквизиция утаивают тот факт, что так называемая наследственность как правило обуславливается наличием тех же условий жизни, а значит тех же факторов приводящих к раку. Также замалчивается, что эпигенетика уже доказала, что на гены можно успешно воздействовать изменением условий жизни, особенно диеты. Таким образом, радикальное изменение образа жизни и питания для женщин у которых обнаружили ген рака груди BRCA1 и BRCA2 — будет несомненно более благоприятным выбором, чем радикальная двойная мастэктомия. Однако такие советы врачи онкологи не дают.Гораздо более точными методами ранней диагностики рака молочной железы являются термография и УЗИ, хотя они тоже несут в себе опасноcть «передиагностики».

Миф 11. Многие больные раком начинают лечиться народными методами и упускают время. Когда такие больные затем обращаются к онкологам, то те уже не успевают ничего сделать.

Факт: Подавляющее большинство больных проходит традиционную тройку официальной онкологии. Меньшинство больных одновременно с этими методами начинают лечение еще каким нибудь альтернативным натуральным методом (часто называемым народным, что не совсем точно.

Наряду с народными существуют методы разработанные учеными и врачами, но не принимаемые на вооружение мед. истеблишментом по причинам не связанным с интересами больных).

Лишь единицы, к сожалению, получив диагноз рак отказываются от официального лечения и лечатся сами. Учитывая тот факт, что онкология не может уменьшить смертность от рака при раннем обращении (см. выше Миф 1) — подобное утверждение является именно мифом и ничем другим. Это страшилка придуманная для отпугивания больных от гораздо более успешных альтернатив, а также оправдание крайне низкого успеха официального лечения.Очень интересной является реакция врачей онкологов на успешные случаи излечения именно натуральными альтернативами.

Здесь они используют 2 стандартных аргумента:

1) диагноз был поставлен не правильно. Причем подавляющее большинство таких излечившихся счастливчиков было продиагностировано в больницах онкологами и пролечено всеми традиционными методами, после чего больные были отпущены домой умирать.

2) Успех объясняется замедленным действием официального лечения. При этом умными специалистами по онкологии забывается тот факт, что химиотерапия выводится из организма в течении нескольких дней, оставляя надолго или навсегда повреждения множественным органам.

Миф 12. Огромные средства выделяются ежегодно на борьбу с раком. Много средств жертвуется в крупные благотворительные общества, которые заняты борьбой с этой болезнью. Победа над раком не за горами. Она в недалеком будущем.

Факт: Самой большой частью расхода фармацевтических концернов и мед. истеблишмента является вовсе не работа над поиском новых методов лечения рака. Большая часть идет на пиар и рекламу новых препаратов. Существенная часть средств идет на необъявленную, но очень эффективную войну с альтернативами официальной тройке лечения. Это делается для сохранения контроля над лечением рака и таким образом сохранением бизнес формулы онкологической индустрии. Интересным фактом является то, что руководителями крупнейших Американских и Английских благотворительных противораковых организаций являются бывшие крупные административные работники фармацевтических корпораций с которыми они продолжают работать в тесной кооперации. Это явление называется «политикой вращающихся дверей» — когда чиновники поработав в регуляторных институтах или в крупных благотворительных организациях, потом приглашаются на высокие посты в фармацевтические корпорации и наоборот — для принятия необходимых для бизнеса решений регуляторными институтами типа ФДА (Фуд анд Драгс Администрэйшн в США), высокопоставленные работники и акционеры из Биг Фармы идут работать на высокие посты в ФДА или председателями благотворительных организаций.

Именно поэтому в принятии решений этих организаций интересы людей абсолютно не учитываются, а направлены на сохранение контроля и сохранением прибылей. Именно поэтому исследование новых препаратов, на которые идет часть собранных денег, представляет собой тупиковое направление, так как современная онкология не только не заинтересована в победе над раком, но также использует неправильную концепцию этиологии и лечения рака (помните — опухоль — это и есть рак).

Поэтому главным объяснением причин такой некомпетентности медицинской науки (см. Биг Фармы, которая контролирует медицину) является не недостаток средств на научные исследования и не коварность болезни, а не желание «убить курицу несущую золотые яйца».

Чем больше людей будет понимать, что на этих мифах стоит современная онкология, тем больше людей будет искать информацию, которая может им помочь в профилактике и лечении рака. Благодаря этим мифам официальная онкология поддерживает неоправданный страх у людей, что лишает их возможности объективной оценки ситуации и того, что к ней привело.

Агрессивное лечение которое получают больные раком убивает не только их организм, но часто и волю к жизни. Такие податливые больные полностью доверяют онкологам, которых просто не учили как излечивать рак. Онкологов учили как нужно лечить рак химиотерапией, лучевой терапией и хирургией. А это далеко не одно и тоже.

Из этого следует, что больному раком не следует доверять официальной онкологии, которая является бизнес индустрией и которая за несколько десятков лет не справилась с проблемой рака. По факту, все показатели (истинные, а не мифические) только ухудшаются: рак молодеет, им заболевают чаще (теперь каждый 2 мужчина и каждая 3-я женщина в США), а смертность не уменьшается. Самое разумное для больного — это взять ответственность за свое здоровье. Какой бы локализации или стадии не был диагноз рака, но у больного всегда будет несколько вечеров для изучения этой темы и принятия информированного решения о виде лечения.опубликовано econet.ru

Автор: Борис Гринблат

econet.ru

Лечение

Виды лечения рака

Выбор метода лечения напрямую зависит от типа опухолевых клеток, ее локализации, стадии развития и наличия метастазов. Подбор терапии строго индивидуален и подбирается лечащим врачом или командой врачей при наличии тяжелых сопутствующих заболеваний. Учитывая сложность лечения онкологических больных, в большинстве случаев терапию проводят в онкоцентрах и других специализированных лечебных учреждениях.

Лечение онкологических заболеваний делится на радикальное, направленное на уничтожение опухоли и раковых клеток, и паллиативное, уменьшающее симптомы болезни и облегчающее общее состояние пациента.


Радикальные методы лечения онкозаболеваний делятся на:

  • Хирургический
  • Лучевую терапию
  • Радиочастотную аблацию
  • Криотерапию

Интенсивно развивается медикаментозная терапия рака: противоопухолевая (химиотерапия), гормональная и иммунотерапия, таргетная.

К новым методам лечения относят:

  • Фокусированный ультразвук высокой интенсивности
  • Генную инженерию
  • Криоаблацию
  • Ангиостатические лекарства
  • Лазеротерапию
  • Вакцинацию против злокачественных клеток
  • Использование анаэробных бактерий (для уничтожения труднодоступного для других веществ центра опухоли)
  • Нанотерапию.

Также к борьбе с раком добавим пересадку костного мозга и введение стволовых клеток.

Борьба с раком представляет сложную задачу. Чтобы достичь максимального эффекта и при этом уменьшить негативные последствия терапии, а также в целях профилактики рецидива подбирают комбинированное лечение. Часто это хирургия в сочетании с химиотерапией либо лучевой терапией. Широко применяется полихимиотерапия, в последнее время добавились таргетные , гормональные и препараты, воздействующие на иммунную систему.

Паллиативное лечение сводится к уменьшению симптомов болезни неоперабельных больных (боль, отеки и др.), повышению качества их жизни, психологической поддержке самих пациентов и их родственников, духовной и социальной помощи.

Эффективность лечения

Успешность лечения и пятилетняя выживаемость пациента с диагностированным раком зависит от многих факторов, в том числе от типа опухолевых клеток, локализации, а также во многом от стадии рака на момент диагностики и начала лечения. Если брать среднюю статистику различных типов опухолей, то успешность лечения следующая:

I стадия - более 92% пятилетней выживаемости

II стадия - 76% излечения

III стадия - 56% успешного лечения

IV стадия - 12% пациентов с пятилетней выживаемостью.

Из этого следует, что всегда остается надежда и вера в успех терапии. Тем не менее, около 10% пациентов отказываются от терапии по причине финансовой несостоятельности. Пятая часть россиян при подозрениях на рак откладывает посещение онколога до последнего, снижая возможность своевременного вмешательства.

www.ronc.ru


Смотрите также